Все выпуски  

Лучшее из армейских историй на Биглер Ру Выпуск 1642


Вышли в свет книги Александра Скутина (Стройбат) «Самые страшные войска» и Олега Рыкова (NavalBro) «Чарли Чарли Браво». Эти и другие книги, а также значки с символикой сайта Вы можете приобрести в нашем «магазине».

Лучшие истории Биглер.Ру по результатам голосования


Армия

К ЧЕМУ ПРИВОДИТ ИДЕАЛИЗМ ИЛИ ЛЮБОВЬ К СТРАНЕ ВЕЧНОЗЕЛЁНЫХ ПОМИДОРОВ

(продолжение)

V. ЦГВ


КАНДЕДУШКИ
Тут разговор особый.
Эта категория военнослужащих, которая имеет и права, в отличии от первого и второго периодов, но и обязанностей у неё, у этой категории хватает тоже. С них спрашивают и командиры строго, а с другой стороны они находятся под контролем дедов. Нет, их не гоняют в открытую, не гнобят, как молодых. Их никто не заставляет пахать, явно, по крайней мере, но и буреть не позволяют. Если, не дай Бог, дедов командование нагибать начинает за порядок или там ещё за что, то спрос с кандедов. Почему, мол молодых распускаете так, что нам беспокойство получается. Вот и крутятся они между дедами и командирами, обеспечивая и тем и другим спокойствие и порядок в подразделении. И вот тут интересная вещь случается.
Молодых в роте было две категории. Первый и второй период службы. Разница небольшая. Т.е. никакой практически. Про первый период я вообще говорить не буду, замечу только, что в нашем внутреннем кругу, т.е. кругу молодых всё равно определенного рода разделение было. Первый период понимал, что когда мы станем кандедами, они останутся молодыми, и ссориться с нами им же дороже было, поэтому, по негласному пониманию ситуации, всё-таки самая грязная и тяжёлая работа делалась ими. Это получалось как-то само собой, хотя, повторюсь, никто никого не заставлял. Просто так получалось, и всё тут.
Мы, те, кто приехал из учебки, предыдущие пол года службу с нынешним третьим периодом не тащили, и были мы им чужие, но всё-таки спецы и стояли всё-таки немного выше, по крайней мере, в глазах командиров. Ребята нашего призыва, но прослужившие первый период в роте, были в основном водителями и дизелистами электромеханиками. Спецы все были из учебки. Доставалось им, конечно, по первому периоду гораздо сильнее, чем нам в учебке.
Ведь в учебке мы были все одинаковые. Как бы нас там не злючили, не гнули-нагибали, морально нам было проще. Три сержанта на взвод. Остальные равны. А тут было другое.
Их было мало, и были они самой низкостоящей в армейской иерархии кастой. И летали парни, аки мячи футбольные от ударов и тычков. Причём призыв, который уволился в момент нашего прихода, закалку салабонскую получил ещё кто в пехоте, кто в Борисоглебске (там наша Тамбовская учебка раньше была - по слухам форменный дисбат). И порядки были жестокие.
И вот приехали мы.
Кандедами стали те, кто вырос ещё более в жестоких условиях, чем даже наши однопризывники. А рота лучшая, ох не дай вам Бог удачи служить когда-нибудь в лучших подразделениях ... Вот и шерстили нас по полной программе, обеспечивая высокую боеготовность подразделения и образцовый в нём порядок.
В нашем взводе большинство этих кандедов были водители. Горьковский призыв. В другом, а рота состояла всего из двух, большинство было спецы. И много сержантов.
Ну, я сначала о своих расскажу.
Наиболее «яркими личностями» были Валя Гребнев, и Коля ... не помню фамилии.
Валя был мужик .... Я не помню, чтобы он лютовал особо, но перец был ... абзац. Два случая расскажу.
Он до армии женился. Во время службы его по второму периоду, у него родился ребёнок. И вот, наконец, дошла очередь до Вали - в отпуск его отправлять. Не по заслугам каким-то, а потому что положено по рождению ребёнка. А прикол был в чём. Он призывался из Горьковской области, а жена жила у своих родителей в ... где то порядочно от Горького. Так ему документы выписали домой. Он, ни слова не говоря, уехал. Так даже из дома не поехал к семье ... Когда вернулся, объяснил - мол ребёнок маленький, ещё плачет по ночам, ну чего мол ехать. Я дома отдохнул ... Финиш.
Он всегда с гордость говорил, что прочитал всего одну книгу в жизни, и ту не до конца. Это он про «Му-Му» говорил. Я разочек пошутил. Сказал, что мол зря не дочитал. Там в конце очень интересные советы по содержанию крупного рогатого скота. А крендель этот был из деревни. У них коров было две. Ну, он в силу своей ущербности принял это на свой счёт, и потом пол года молча и упорно доставал меня. Нет, не физически. Но при каждом удобном случае, шипел в ухо, как змей, что, мол, он мне «Москву покажет». Но трусоват был, земляков моих боялся. Можно же было и досвистеться, если на Москву открыто наехать.
Второй, упомянутый. Коля. Вот это был анекдот ходячий. Маленький, щупленький, весу не больше сорока, но злючий .... презлючий. Мы его клопом звали. Как присосётся, хоть топись. Он тоже «полюбил» Тольку Мамонтова. Я уже рассказывал, Толя был здоровый. Килограмм под сто и высокий. Одним словом пять таких Колей. И смех и грех. Коля поначалу начинает Толика задевать, а тот слоником прикинется, молчит и моргает. Колю это доставало сильно почему-то, он скачет вокруг него, руками размахивает, Тольку долбить начинает, а тот стоит и моргает. Со стороны это выглядело очень уматно. Толик однажды шаг в сторону сделал, когда этот прыгнул, тот мимо пролетел, а Толя, добрая душа, поймал его за ремень, чтобы тот не упал. Происходило это на глазах у роты. Рота легла. Толя стоит, держит его, тот воздухе ногами болтает и верещит. После этого он от Тольки поотстал. Больше морально доставал.
Ваня Студнев. Вот его так до конца и не понял. Вроде нормальный мужик, но воспитание у него заключалось только в одном. Чуть что он со своим друганом - Фомой (про этого ублюдка даже писать не буду) вели провинившегося за казарму и просто, извините, «пуговицы правили», т.е. элементарно били. Но в то же время, если с ним работать выпадало вместе, он также брал лопату, скажем, и наравне с нами пахал. Или никогда не было, чтобы Ванька чем-то не поделился, даже последнюю сигарету делил честно. Что не скажешь о других стариках.
Среди сержантов кандедов народ делился на командиров и ... ну как бы это сказать, чтобы не ругаться. Не получится. Взъебунов. По-другому не назовешь.
Вот возьмите Шевченко. Аккуратный, подтянутый. Спец отличный. И гонял и дрючил он молодёжь, но кроме хорошего ничего сказать нельзя. Нормальный был пацан. А вот другой его земеля, они все из Украины были. Терентьев, Терёха, тот визжал и брызгал слюной. Гнулся перед командирами, молодых случалось, и поколачивал, но перед старшими ложился на брюхо и не петюкал.
Но наиболее колоритной личность был Серёжа К., точно не скажу. Был он с пидо Львова. Ярый, извините, националист-бандеровец.
Наши однопризывники рассказывали, что когда он был на втором периоде, т.е. молодым, то вообще молчал и пахал, никому слова поперек, все делал ... ну вроде нормальным был парнем. Третий период он был рядовым. Я с ним на ПЦ смен много отсидел. Ну нормальный, когда на смене. Но в роте менялся, как будто просто другой человек. Особенно, если рядом не было кого-нибудь из дедов. Но, ели были, то его было и не видно и не слышно. Язык в зад и в уголок. А так, от него было прятаться впору.
Он очень страдал. Все его однопризывники - спецы были сержантами. А у него уже и второй класс был и не дурак вроде, но рядовой. Вова Щенников, ротный наш, его не жаловал. Он командиром его отделения поставил нашего однопризывника, а его в рядовых оставил. Его это здорово заело.
Летом Вову повысили. Он НШ батальона стал. На роту прислали щелкунчика сладенького. Старлей Орешкин. Ну .... просто прелесть. Блатной был или из когорты «отличных» офицеров, которых все вышестоящие стремятся сплавить на повышение, при первой же возможности. «Отличный», это не потому что очень хороший, а потому что от всех отличался. Фуражка на нос, походка боком как у краба. Глазки из под козырька стреляют вокруг. На лице полуулыбка, полуухмылка. Вечные интриги и подковерные шевеления. Одним словом, после Вовки ... это было такое уебен зи бите, что мы плакали, Вову вспоминая.
И вот этот ротный, Сережу значит полюбил. Разве что в зад не целовал. Уж не знаю, но приглянулся он ему. Забегая вперёд и чтобы больше не возвращаться, Серёжа в начале своего четвёртого периода стал ефрейтором, а уволился СТАРШИНОЙ !!! Был он пол года заместителем старшины. Вот тогда то мы и взвыли. Мы, это рота, в смысле. Это был яркий пример карьеры «на крови» ... Его свои же однопризывники, деды уже, боялись и ненавидели. Трое ребят из-за него в отпуска не поехали. Ему, кстати, отпуск-то объявили, но Щенников сделал так, что съездить и не успел.
И надо же было такому случиться, что он поехал домой с последней партией. Нас тогда на дембель отправляли по географическому признаку. Партии формировались по округам, а не по заслугам. «Золотой эшелон» в группе, ввели уже в середине восьмидесятых. А одет был Сережа, ... вся молодёжь роты лишилась своего нового обмундирования, но тот был с иголочки. И вот утром старшина наш обнаружил, что его парадка, та, в которой он служил, а не та которую он у молодых сменял на эту свою, слегка грязная и порванная висела на его месте в каптёрке с аккуратно пришитыми всеми старшинскими регалиями и положенными значками. А фуражка, какая была ...прелесть кепка... наверно десятого срока службы. Мы всей ротой, всю ночь перешивали подкладки и т.п. С его клеймением обратно вшили на эту формочку. Вплоть до носков заменили. А в восемь машина в Божи Дар. Он вроде кинулся хватать что-то новое с криком, типа, что он всех имел в виду. Ротный со старшиной его вроде поддержали, а мы, вроде ка к не коллективно, но мы все Сереже по тихому так сказали, что доложим официально замполиту с особистом о сумме отнятых им у молодых денег и замене обмундирования, если он не заткнётся. Тот подумал, одел хламьё, подхватил чумадан и подался к штабу.
Там замполит батальона его, любимого своего стукачка как увидел, на дыбы. Переодеть, орёт. А во что? И когда? До отправки пол часа.
О нём слава во всём батальоне плохая шла, так что он не нужен был никому.
Стали открывать чемоданы. А у Серёжи, кроме дембельского альбома (это святое - не тронули) да минимума сувениров кирпичики силикатные лежат. Ни джинсиков там, ни сервиза чайного ... всё нажитое нечестным путём пропало. Немая сцена. Он вроде вякнул, что, мол, обокрали. А НШ, Вовка наш, смекнул, его только увидя, что к чему, сказал ему просто и ясно, что за пятнадцать лет службы он не видел ни разу, чтобы командиры смогли приговор казармы изменить. И поехал Серёжа ... на дембель, как положено.
И не месть это была. Гогу вон всей ротой на дембель собирали, никто в стороне не остался, а этого ... Казарма восстановила справедливость. Вообще говоря, это страшная сила. И что не делай, ничего против не сделаешь.

(продолжение следует)

Средняя оценка: 1.32
Обсудить
Историю рассказал тов. Пенсионер58 : 2007-06-06 12:28:32
Вышли в свет книги Александра Скутина (Стройбат) «Самые страшные войска» и Олега Рыкова (NavalBro) «Чарли Чарли Браво». Эти и другие книги, а также значки с символикой сайта Вы можете приобрести в нашем «магазине».
Уважаемые подписчики, напоминаем вам, что истории присылают и рейтингуют посетители сайта.
Поэтому если вам было не смешно, то в этом есть и ваша вина.
Прочитать весь выпуск.
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru
Вебмастер сайта Биглер Ру: webmaster@bigler.ru

В избранное