Фонд таинственных явлений

  Все выпуски  

ФОНД удивительных и загадочных явлений, таинственных фактов


Информационный Канал Subscribe.Ru


ТАИНСТВЕННЫХ ЯВЛЕНИЙ,
ЗАГАДОЧНЫХ ФАКТОВ и
ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ СНОВИДЕНИЙ
ФОНД
         
         
         
         
         
выпуск # 140 от 10 сентября 2005
[ Жизнь и деяния замечательных людей]

Ступени к Дао

ПРЕДИСЛОВИЕ

С тех пор как европейцы попали в Китай, ни одна книга об этой стране не обходилась без упоминания о "религии Дао" и ее служителях: старцах в черных одеждах и высоких черных шапках - заклинателях духов, врачевателях, кудесниках, знатоках секрета "вечной жизни". Выходили и солидные исследования по истории и литературе даосизма. А вот описания быта и духовного подвижничества даосов даже в самом Китае начисто отсутствовали - уж очень строго берегли даосские наставники свои тайны от непосвященных. Вполне понятно поэтому, что первая в литературе биография даосского учителя, изданная недавно в Пекине, произвела сенсацию. Она посвящена даосу Ван Липину, наставнику в 18-м поколении секты Лумэнь - главной ветви северокитайского даосизма, возникшей в XII веке. Ван Липин - человек еще не старый (родился в 1949 г.) и чуждый традиционной замкнутости даосов. Историю своей жизни он рассказал двум друзьям, экономистам по образованию, Чэнь Кайго и Чжэн Шуньчао. Ван Липин вырос в городе Фушуне, "угольной столице" Маньчжурии, в семье горного инженера. В детстве он ничем не выделялся среди других детей, за исключением разве одного обстоятельства: он обладал способностью быстро находить в доме потерявшуюся или даже нарочно спрятанную вещь. Но жизнь Ван Липина круто изменилась в 1962 году, когда в его дом постучались три старика странника: учитель секты Лунмэнь в 16-м поколении Чжан Хэдао, имевший по даосской традиции священническое имя даос Беспредельного (ему было тогда 82 года), и два его ученика: даос Чистого Покоя и даос Чистой Пустоты (обоим было уже за семьдесят). Ван Липин вынес старцам еды и вдруг, сам не зная почему, пошел за ними следом (только много лет спустя он узнал, что старцы-даосы, живя в пустынных горах у моря, "вычислили" его по своим гадательным книгам и пришли за ним с намерением сделать его своим преемником). Они пришли в горы, и Ван Липин поселился в укромной обители. Так началось его восхождение к Великому Дао. В публикуемых ниже фрагментах из книги Чэнь Кайго и Чжэн Шуньчао описываются эпизоды начального этапа обучения Ван Липина.

ЖИЗНЬ ДАОССКОГО УЧИТЕЛЯ ВАН ЛИПИНА

Вернувшись в свою горную обитель, старцы-даосы первым делом стали учить Ван Липина умению "раскаиваться в прегрешениях" или, если говорить точнее, очищать свое сердце от скверны низменных страстей и мыслей. Сначала нового ученика на два месяца заперли в темной комнате, чтобы его "дикая природа" понемногу рассеялась. Даос Беспредельного научил новичка искусству "сцепления мыслей": какая бы мысль или образ ни приходили в голову Ван Липину, он должен был проследить их метаморфозы вплоть до того момента, когда их цепочка как бы исчерпывала себя и мысль (или образ) сама собой затухала; надо было позволить всякой мысли свободно проявиться, созреть и столь же естественно отмереть. И Ван Липин, сидя в одиночестве в темной тесной комнатушке, вольно странствовал на крыльях воображения в простом, блистающем яркими красками, полном всевозможных звуков мире. Вот так, давая волю своим фантазиям, он постигал иллюзорность, "пустотность" всякого переживания. Такое "раскаяние" или, лучше сказать, очищение сердца неприметно взращивало мир и покой в его душе. А еще оно воспитывало чувствительность: очень скоро по изменениям температуры воздуха в комнате Ван Липин уже умел довольно точно определять время суток.
Минуло два месяца. Убедившись, что Ван Липин выдержал первое испытание, Чжан Хэдао отслужил благодарственный молебен богам-покровителям секты и по обычаю своей религии присвоил ему даосское имя - "Юншэн", что значит "вечно живущий". Затем начался второй этап "раскаяния": теперь Ван Юншэн должен был долгими часами практиковать в своей темной комнатке сидячую медитацию, дабы войти в состояние, как говорят даосы, "погруженности в покой". Ван Липин быстро освоил позу для медитации, а вот избавиться от потока мыслей и образов ему никак не удавалось. "Чтобы устранить мысли, нужно их не мешкая пресекать, давая им оценку, - наставлял его даос Чистого Покоя, ставший его наставником. - Как только является мысль, говори себе: "это правда" или "это неправда", или "остановлюсь на этом". Не позволяй мыслям разрастаться, и они сами рассеются". В конце концов, Ван Липин сумел освободить свое сознание от наполнявших его мыслей и образов.
Дни летели незаметно. Поток времени более не тревожил молодого послушника Дао. Ван Липин научился "погружению в покой" - овладел первой и самой главной способностью даосского наставника. А по прошествии 49 дней ему было приказано сидеть в медитации по восемь часов в день. Прилежный послушник справился и с этим заданием.
...Учитель Ван Липин различает в своем опыте совершенствования девять ступеней. Вслед за "раскаянием в прегрешениях" наступил этап "собирания сердца, вскармливания природы". Медитация по-прежнему была его главным занятием, только вот формы ее стали более разнообразными. Теперь Ван Липину приходилось подолгу медитировать в глубокой и узкой, словно нора, яме, где он вбирал в себя "энергию земли". Сидеть в темном и сыром земляном колодце было почему-то особенно неприятно, временами юношу охватывал прямо-таки панический страх. Но когда однажды Ван Липин позволил себе немного расслабиться и уселся поудобнее, вытянув ноги, перед его взором тотчас предстал старший учитель, даос Беспредельного. "Ты кого обмануть хочешь?" - строго прикрикнул он на нерадивого послушника. Крепко запомнил Ван Липин захлестнувшее его тогда чувство жгучего стыда. Больше он не позволял себе никаких уловок.
В те дни даос Чистого Покоя поучал Ван Липина: "Когда ты до конца погрузишься в покой и устранишь умственную суету, образы в твоем сознании покажутся тебе как никогда ясными и отчетливыми. Птицы в небе и звери на земле, деревья и травы, люди, занятые трудом, - все это словно заново предстанет пред твоим внутренним взором. Образы эти - не иллюзия. Они хранились в твоей памяти, и теперь, когда сознание твое полностью прояснилось, ты снова открываешь их для себя. Обыкновенным людям недоступна такая ясность видения. У нас это называется "вернуть младенческое зрение". Ничего страшного тут нет. Всматривайся в корни своих видений и следи за их метаморфозами..."
Теперь Ван Липин достиг ступени, когда он уже мог прозревать, говоря словами древних даосских учителей, сокровенные "семена" вещей. Ибо сказано в древней книге "Гуань-цзы": "Предаваясь сердечному созерцанию, не увлекайся познанием грубой стороны вещей, но постигай утонченное в них. Так сможешь ты взрастить в себе семена жизни..."
Между тем Ван Липина ожидали новые испытания. Старцы смастерили для него деревянный футляр по его росту. Стенки в верхней части футляра были утыканы внутри длинными острыми гвоздями. Ван Липину велели залезть в футляр, после чего закрыли его крышкой и повесили на большое дерево. Стоило подуть ветерку, как футляр начинал раскачиваться, и гвозди впивались в тело юного послушника. Чтобы избежать этих уколов, Ван Липину приходилось всегда быть настороже. Вот так он висел, ни на минуту не теряя "присутствия сознания". Зато недельки через две он прекрасно ощущал малейшие колебания воздуха снаружи.
Проделывали с послушником и другие опыты, более комического свойства. Однажды кто-то из старцев подпилил доску в уборной, и Ван Липин, неосторожно ступивший на нее, рухнул в выгребную яму. Это видели, но учителя и бровью не повели. Потом, в жаркие солнечные дни Ван Липина заставляли сидеть под перевернутым кувшином возле уборной, так что ему приходилось терпеть сразу и зной, и смрад. Все это делалось для того, чтобы заставить ученика "собрать воедино сознание и волю". Обидевшись как-то раз на очередную проделку своего непосредственного учителя - даоса Чистого Покоя, - Ван Липин подложил ему в постель заточенный гвоздь (не будем забывать, что ему было тогда всего лишь 13 лет). Какого же было его удивление, когда в тот же вечер он обнаружил этот гвоздь под собственным одеялом. Ван Липин взглянул на учителя - тот сидел с невозмутимым видом.
Было и такое: старцы посылали Ван Липина медитировать по ночам на окрестном кладбище. Неизвестно по какой причине, но только занятия в таком деликатном месте оказались особенно продуктивными: жизненной энергии в юноше быстро прибавилось, да и преодоление естественного страха помогло ему укрепить веру в себя. Ночью, сидя в позе лотоса у старой безвестной могилы, он гнал от себя внезапно подступившее волнение словами, которые слышал от учителей: "Между Небом и Землей мое сознание - всего сильней. Я жив воистину, обликом и духом наделен... Успокоится сердце - и дух безмятежен, прозреваю лишь пустоту, а пустота - она и есть Дао..."
Глядя на успехи своего ученика, старцы посмеивались добродушно и снисходительно. Они-то знали, как долго ему еще предстоит идти к цели, которая манила.

 

Владимир Малявин
Предисловие и перевод с китайского

 

Пиво желательно пить охлажденным и с орешками, а эту рассылку -- смотреть в браузере и в онлайне.
© 2004-2005 проэкт Sfera, Пространство.Время.Знание, Трасса60.com, Клуб ДрузейЗамечательных Людей
|
sfera@ua.fm
|
админ@trassa60.com

Subscribe.Ru
Поддержка подписчиков
Другие рассылки этой тематики
Другие рассылки этого автора
Подписан адрес:
Код этой рассылки: rest.mystery.unknown
Отписаться
Вспомнить пароль

В избранное