Все выпуски  

Новословница (общеславянский язык) Грамматические категории существительного


Логотип проекта Полное название рассылки:
Новословница (общеславянский язык)
Номер выпуска рассылки:
5
Дата выпуска рассылки:
2015-06-03
Код рассылки:
socio.science.nsl
Название рассылки:
Новословница (общеславянский язык)
Адрес сайта рассылки:
http://nowoslownica.org

Новословница (общеславянский язык) Грамматические категории существительного


Сначала окунёмся в мир предметов, которые характеризуются именами существительными. Их спектр необычайно ярок – существительные могут обозначать очень многие вещи. Однако когда мы абстрагируемся до грамматической составляющей, у нас остаётся всего несколько категорий, которыми можно оперировать.

Первой из таких категорий является род. В новословнице, как и в большинстве славянских языков, три рода – мужской, женский и средний. Вряд ли стоит разъяснять, что это такое, ведь каждый с детства, говоря о каком-либо предмете или явлении, знает, к какому роду оно относятся. Проблему представляют лишь те существительные, которые в не которых языках поменяли свою родовую категорию. Так, например, в болгарском «вечер» женского рода, тогда как в русском – мужского. Род таких существительных определяется обыкновенным большинством употребления и будет обязательно освещён в словарях новословницы.

Второй категорией существительного является одушевлённость. Мир разделён на две части – тех, кто делает, и тех, кем делают или кого делают. Первых называют субъектами, вторых – объектами. Однако одушевлённость не определяется так просто. Скорее, она относится к чисто семантической категории. Рассказываем о ней в этом параграфе мы потому, что категория одушевлённости влияет на склонение существительных мужского рода, что, конечно же, требует её рассмотрения здесь. Существительные бывают одушевлённые и неодушевлённые. В самом деле, очевидно, что «чёловѣк» (человек) является одушевлённым, а «дом» - неодушевлённым.

Третьей категорией существительного является число. Эту грамматическую категорию следует рассмотреть более подробно, так как в новословнице три числа, а не два, как в большинстве славянских языков. Все мы со школы учили, что существует два числа, единственное и множественное, для одного предмета и для многих предметов. Но так ли это? Не задумывались ли вы, почему существует огромное количество исключений, где вместо привычного окончания множественного числа «-ы» стоит «-а», например: профессора, доктора, учителя и. т.п.

Ведь по логике эти слова должны были звучать как «профессоры», «докторы», «учители». Но такие формы считаются в русском языке ошибочными. Ответ простой: чисел не два на самом деле, а три. В праславянском языке было три числа – единственное, двойственное и множественное. Отголоски двойственного мы встречаем очень во многих языках, а в словенском, например, это число официально присутствует в языке. Двойственное число очень характерно для славян, для славянского менталитета, поэтому оно вошло и в новословницу. Различать это число не представляет собой трудности. Так, «око» - это один глаз, «ока» - два глаза у человека, «очи» - много глаз. Другой пример: «дом» - один дом, «дома» - пара домов, «домы» - много домов.

Двойственное число было настолько популярным и естественным в славянских языках, что вылилось за края числа «2» в так называемую счётную форму («личóва форма»). Счётную форму иногда в науке называют паукальным числом, то есть указывающим на «несколько» объектов. Не пугайтесь! Эта форма также естественна для языка, мы каждый день используем её, не зная об этом. Сравните в русском языке:

«шар» - «два шара» - «три шара» - «четыре шара»

Что это за окончание «-а» в трёх последних членах ряда? Родительный падеж? Нет, тогда было бы «шара», да и вопрос «Два Кого? Чего? шара» звучит странно. Двойственное число? Но тогда почему оно употребляется с тремя (!), четырьмя (!) шарами? Ответ – это и есть паукальное число, или иначе счётная форма. В новословнице всё аналогично. Таким образом, мы определили, что существует три числа для трёх родов. Давайте наши мысли оформим в небольшую таблицу (возьмём окончания существительных в единственном числе из наиболее частотных).

Четвёртой, и самой сложной, грамматической категорией существительного является падеж. Количество падежей в славянских языках меняется от 0 до 7. Так, в македонском и болгарском языках нет (официально) падежей, хотя встречаются редуцированные формы. В русском языке официально 6 падежей, в сербском, чешском и польском – 7. Казалось бы, в новословнице также должно находиться в арсенале 7 падежей, и будет достаточно. Однако, в новословнице 9 падежей – давайте разбираться, что это за падежи и какая между ними разница.

Первым, и незаменимым падежом, является именительный падеж (на новословнице – «Именовник»). Он говорит о предмете так, как он есть на самом деле. Вот стоит на улице дом, именительный падеж и говорит – «Дом». Летит по небу облако – именительный падеж и говорит – «облако». То есть функцией именительного падежа является определение самого предмета, введение его в речь, определение его. Вопросы, которые могут помочь в определении падежа, – Кто? (для одушевлённых существительных) Что? (для неодушевлённых).

Но вот мы говорим – «Это дом брата» («Ово је дом брата»). Брат – существительное, однако стоит оно в отличной от именительного падежа форме. Что это? Двойственное число? Счётная форма? Но брат у меня один, здесь может быть только единственное число. Стало быть, перед нами ещё один падеж – называется он родительным (на новословнице – «Чыйник»). Он показывается принадлежность данному существительному предмета в именительном падеже. Родительный падеж может также показывать отсутствие самого называемого предмета – «Нет дождя» («Нѣма дъжџа») мы говорим, указывая на отсутствие самого дождя. Вопросы для помощи определения родительного падежа таковы – «Кого? Чего?»

Но вот мы захотели поучаствовать в чаепитии, и говорим – «Налей мне чаю» («Нал╕й ми чају»). Кого? Чего? Чаю. И тут возникает вопрос – почему не «чая»? Ведь «Нет чая» мы говорим, об этом рассказано абзацем выше. И вдруг при том же вспомогательном вопросе меняется окончание. Это тоже один из славянских падежей, который редуцировался во всех языках в родительный падеж, однако если не учесть его, возникает множество проблем подобного плана. Количественный падеж (на новословнице «Личóвник»), о котором мы говорим, показывает меру того, о чём мы говорим. «Дай мне мясу» («Дай ми мѧсу»), «Насыпь две ложки сахару» («Насып╕й двѣ лжицы цукру») и т.п. – всё это примеры использования количественного падежа. Обычно этот падеж употребляется с неодушевлёнными существительными.

Также существует похожий на эти два третий падеж – Винительный (на новословнице «Винительник»). Однако его гораздо проще отличить от родительного, нежели количественный, и он сохранился практически во всех языках. Сравните: «Нет лисы» («Нѣма л╕сицы») и «Вижу лису» («Глѣдају л╕сицу»). Первая фраза показывает отсутствие лисы, что является характерным свойством родительного падежа, а второй показывает, что мы эту лису наоборот видим. Винительный падеж отвечает на вопросы «Кого? Что?», например: «Нет дома» - «Вижу дом», «Кусок камня» - «Вижу камень». Однако у винительного падежа есть характерная особенность – это единственный падеж, где склонение одушевлённого и неодушевлённого существительных не идёт параллельно. Сравните, «Нет дома» - «Вижу дом» и «Нет брата» - «Вижу брата». Для одушевлённых существительных мужского и среднего рода винительный падеж совпадает с родительным.

Следующие падежи отличить гораздо проще друг от друга. Одним из самых ярких и долгоживущих (некоторые образования остались и в болгарском) падежей является дательный падеж (на новословнице – «Дарóвник»). Он показывает объект, на которого вы направляете своё действие. Так, мы говорим «Дать письмо маме», «Подарить брату коньки», «Послать бабушке посылку» и т.п. Всё это достаточно очевидно для любого носителя славянского языка. Вопросы дательного падежа – «Кому?», «Чему?».

Таким же ярким падежом является творительный падеж (на новословнице «Нарѣдник»). Этот падеж показывает, что данное существительное является инструментом к действию субъекта. В качестве примера можно привести такие выражения: «Писать рукой», «Летать самолётом». Также творительный падеж может говорить о том, кто вам помогал или с кем вместе вы выполняли своё действие, что также носит характер инструмента. «Играть с огнём», «Пойти с тобой». Вопросы творительного падежа, как и дательного, просты и очевидны – «Кем?», «Чем?».

Следующие два падежа часто путают между собой. Это предложный и местный падежи («Предмѣтник» и «Мѣстник»). Не следует их путать, хотя они отвечают практически на один вопрос. Предложный падеж отвечает на вопросы «О ком?», «О чём?», а местный – «В ком?», «В чём?». Эти падежи относятся к разряду составных, так как практически не употребляются без предлога (только местный может изредка потерять свой предлог). Давайте сравним эти два падежа на примерах:

«Думать о лесе» - «Гулять в лесу», «Мечтать о боре» - «Находиться в бору»

Однако в женском роде эти два падежа трудно отличить русскому человеку: «Думать о воде» - «Плавать в воде». Несмотря на это, данные два падежа имеют разные семантические значения, что показывают изменения окончаний. Несмотря на превалирование окончаний предложного падежа над местным, старшим падежом из этой пары является именно местный. Без предлога местный падеж употребляется только для существительных мужского и среднего рода, переходя окончанием в предложный падеж.

Последним, девятым падежом, является звательный падеж («Звательник»). Строго говоря, он падежом не является, так как не имеет своего вопроса и места в структуре предложения, однако все его относят к падежам, так как он обладает своими окончаниями и меняет значение существительного. Звательный падеж указывает на сам субъект, обращаясь к нему, а не определяя, как именительный падеж. Так, мы говорим «Царь», но «Царю Небесный!», «Отец», но «Отче!», «Брат», но «Брате!»; обращаясь соответственно ко всем троим.

Таким образом, мы рассмотрели падежные конструкции славянских языков и пришли к выводу, что наличие 9 падежей в новословнице является обоснованным.


В избранное