Открытая группа
6940 участников
Администратор Yes"s
Модератор Людмила 59

Активные участники:


←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →

Евросоюз: курс на милитаризацию.

Евросоюз: курс на милитаризацию От "войны до последнего украинца" — к "войне до последнего европейца"?

         

10 ноября 2022 г. Европейская комиссия обнародовала новый план действий "Военная мобильность 2.0". Параллельно вышла стратегия "ЕС по киберобороне"

Официально обозначено, что эти документы направлены на то, "чтобы справиться с ухудшением обстановки в области безопасности после агрессии России против Украины и повысить способность ЕС защищать своих граждан и инфраструктуру".

По словам исполнительного вице-президента Европейской Комисии Маргрит Вестагер, "сегодня не существует обороны ЕС без киберобороны". Поэтому обе стратегии взаимосвязаны и взаимодополняемы.

В общем, План действий по военной мобильности должен помочь европейским вооруженным силам лучше, быстрее и в достаточном масштабе реагировать на кризисы, возникающие на внешних границах ЕС и за его пределами. Это должно укрепить способности ЕС оказывать поддержку государствам-членам и партнерам в том, что касается транспортировки войск и их оборудования. Также это направлено на укрепление сотрудничества с НАТО и будет способствовать установлению связей и диалогу с ключевыми партнерами. В контексте нынешней позиции ЕС по отношению к Украине, а также усиления восточного фланга НАТО, данная инициатива означает курс на дальнейшую конфронтацию с Россией, а также втягивание в орбиту влияния Брюсселя государства, которые пока не входят ни в ЕС, ни в НАТО.

Основываясь на достижениях первого плана действий, запущенного в 2018 году, новая военная мобильность охватывает период 2022-2026 годов и включает:

- Выявление возможных пробелов в инфраструктуре, информирование о будущих действиях по определению приоритетов улучшений и интеграции требований к цепочке поставок топлива для поддержки крупномасштабных перемещений вооруженных сил в короткие сроки;

- Цифровизацию административных процессов, связанных с таможней, логистикой и системами военной мобильности;

- Меры по защите транспортной инфраструктуры от кибератак и других гибридных угроз;

- Содействие доступу к стратегическим средствам доставки грузов и максимизация синергии с гражданским сектором для повышения мобильности вооруженных сил, особенно по воздуху и морю;

- Повышение энергоэффективности и устойчивости транспортных систем к изменению климата;

- Укрепление сотрудничества с НАТО и ключевыми стратегическими партнерами, такими как США, Канада и Норвегия, при одновременном содействии взаимодействию и диалогу с региональными партнерами и странами расширения, такими как Украина, Молдова и Западные Балканы.

План предлагает дальнейшие действия для обеспечения быстрого, эффективного и беспрепятственного перемещения потенциально крупномасштабных сил, включая военный персонал и их оборудование, как в контексте Общей политики ЕС в области безопасности и обороны, так и для национальной и многонациональной деятельности, особенно в рамках НАТО.

Стратегический подход этого плана действий сосредоточен на необходимости развития хорошо связанной сети военной мобильности, состоящей из:

- мультимодальных транспортных коридоров, включая автомобильные, железные дороги, воздушные маршруты и внутренние водные

пути с транспортной инфраструктурой двойного назначения, способной обслуживать военные перевозки;

- транспортных узлов и логистических центров, которые обеспечивают необходимую поддержку принимающей и транзитной стран

для содействия развертыванию войск и материальных средств;

- гармонизированных правил, подзаконных актов, процедур и цифровых административных механизмов;

- повышения устойчивости, жизнестойкости и готовности гражданских и военных транспортных и материально-технических возможностей.

Таким образом, это потребует значительных ресурсов для переорганизации логистических маршрутов и узлов в ЕС, а также корректировки законодательств под военные нужды. Фактически, это милитаризация внутренней политики, как самого ЕС, так и каждого отдельного члена сообщества. Предполагается, что все это будет реализовываться в рамках PESCO (Постоянное структурированное сотрудничество), а также при тесной координации с НАТО. Инфраструктура будет обновляться через пересмотр инициативы Трансевропейского транспорта. Также будет оптимизироваться процедура передвижения через границы внутри ЕС. Параллельно с этим будут проводиться крупномасштабные учения, включая многонациональные маневры в рамках НАТО.

В части кибербезопасности планируется уделить особое внимание гражданскому транспортному сектору и его вспомогательным системам, включая системы управления движением (воздушные, железнодорожные, морские перевозки), системы управления контейнерными терминалами, системы управления шлюзами, мостами, туннелями и т.д. Предполагается оперативно внедрить недавно принятую обновленную Директиву о сетевой и информационной безопасности (NIS2) в транспортном секторе. Также планируется наладить обмен необходимой информацией для обеспечения максимально полной осведомленности о ситуации среди военного и гражданского транспортных секторов. Это будет осуществлять Европейская сеть организации по связям с киберкризисами (EU – CyCLONe). Также говорится о важности использования космических возможностей ЕС для этой цели.

В общих чертах заметна тенденция усилить евроатлантическую взаимозависимость, поскольку, помимо НАТО, которая является ключевой организацией партнером, упомянуты другие участники проекта PESCO по военной мобильности, в частности, США, Канада и Норвегия. Ожидается, что Британия тоже вскоре присоединится к этому проекту PESCO после завершения соответствующих процедур.

Показательно, что параллельно Франция тоже представила свою стратегию национальной обороны. Там тоже уделяется внимание сотрудничеству с ЕС и НАТО, а также кибербезопасности, ядерному оружию и гибридным войнам. Но стратегия Франции более подробная и почти в три раза больше, чем План ЕС.

В целом она содержит десять стратегических целей.

1. Поддерживать надежные и заслуживающие доверия средства ядерного сдерживания. Конфликт в Украине “демонстрирует необходимость поддержания надежных и заслуживающих доверия средств ядерного сдерживания для предотвращения крупной войны”, которые являются “законными, эффективными и независимыми”, одновременно подтверждая “необходимость сохранения способности понимать и сдерживать риск эскалации”.

2. Повысить устойчивость как к военным, так и к нетрадиционным (манипулирование информацией, изменение климата, охота за ресурсами, пандемии и т.д.) вызовам безопасности путем поощрения духа обороны и обеспечения национальной сплоченности. С этой целью Франция реализует национальную стратегию жизнестойкости, направленную на укрепление ее способности противостоять любому виду ущерба нормальной жизни страны. Кроме того, универсальная национальная служба будет расширена каким-то неопределенным образом; Макрон сказал, что расскажет об этом подробнее в первом квартале 2023 года.

3. Обеспечение французской промышленностью поддержки военных действий в долгосрочной перспективе путем создания стратегических запасов, перемещения наиболее чувствительных производственных линий и диверсификации поставщиков. Это напоминает идею “экономики военного времени”, которую Макрон впервые выдвинул на конференции Eurosatory в июне 2022 г.

4. Повышение киберустойчивости. “Нет доступных средств для создания киберзащиты, которая предотвратила бы каждую кибератаку на Францию, но повышение уровня ее кибербезопасности имеет важное значение для подготовки страны к новым угрозам”, - говорится в документе. Для этого “необходимо активизировать усилия, предпринимаемые в государственном и частном секторах”. Следует отметить, что в документе говорится, что “несмотря на уже проделанную важную работу, кибербезопасность государства имеет значительные возможности для улучшения” и “необходимо значительно повысить уровень кибербезопасности всех государственных служб”.

5. Ключевая роль НАТО в обороне Европы, роль Франции в ней и укрепление европейского столпа. В документе говорится, что “Франция намерена сохранить уникальное положение в рамках Североатлантического союза. Она занимает требовательную и заметную позицию из-за специфики и независимости своей оборонной политики, в частности из-за своего ядерного сдерживания”. Добавлено, что, основываясь на своем оперативном авторитете, способности быстрого реагирования и финансовом вкладе, “Франция намерена усилить свое влияние и влияние европейских союзников, чтобы повлиять на основные изменения в позиции НАТО и будущее стратегической стабильности в Европе”. В документе отмечается, что Франция “исключает распространение [членства] на другие географические районы, в частности на Индо-Тихоокеанский регион.

6. Укреплять европейский суверенитет и развивать оборонную промышленность Европы. “Европейская стратегическая автономия зависит от надежного европейского оборонно-промышленного потенциала, который отвечает ее собственным потребностям”, и с этой целью “Франция поддерживает создание краткосрочного инструмента для совместного приобретения европейского оборудования”.

7. Быть надежным партнером и заслуживающим доверия поставщиком услуг безопасности. В документе упоминаются углубленные отношения с Германией, ключевые партнерские отношения с Италией и Испанией, стратегические партнерские отношения с Грецией и Хорватией, партнерство по наращиванию потенциала с Бельгией, упоминаются Украина, Молдавия и Грузия и отмечается, что “конструктивный диалог” должен быть “быстро восстановлен с Великобританией”. Стратегическое партнерство с Соединенными Штатами “останется фундаментальным и должно быть амбициозным, трезвым и прагматичным”. Упоминаются отношения с африканскими странами, Персидским заливом, Средиземным и Красным морями, а также Индо-Тихоокеанским регионом.

8. Улучшение разведки. Франция должна продолжать глубокие реформы своих разведывательных служб и проводить “амбициозную” кадровую политику по привлечению и удержанию персонала. Ей также необходимо инвестировать в новые технические инструменты, которые “должны будут использовать потенциал квантовых вычислений и искусственного интеллекта”.

9. Защита от гибридных войн и действия в них (намеренно неоднозначные комбинации прямых и косвенных, военных и невоенных, законных и незаконных, часто трудно поддающихся определению способов действий). Будет создана более гибкая, отзывчивая и интегрированная организация для “выявления, характеристики, запуска соответствующих механизмов защиты (...), а также для эффективного принятия ответных мер”. Также разрабатываются инструменты для противодействия частным военным компаниям, используемым в качестве прокси враждебными державами. Также уделяется приоритетное внимание защите критически важных инфраструктур.

10. Свобода действий и способность вести военные операции. Это вопрос готовности вооруженных сил Франции участвовать не только в боях высокой интенсивности, но и в кратчайшие сроки развернуть свои силы и первыми выйти на поле боя “с возможной поддержкой со стороны союзных стран или без нее”.

Здесь также видны серьезные амбиции вырваться в военные лидеры Европы, при этом с заявкой быть самостоятельными и развивать широкие партнерские связи. Хотя на фоне провалов Франции в Африке, которые показали слабую боеспособность, некоторые позиции будет довольно сложно выполнить.

С учетом объявленного ранее в Германии повышения боеготовности, от увеличения военного бюджета до рекрутирования будущих солдат Бундесвера, мы видим более цельную картину, которая представляет изменение структуры вооруженных сил ЕС с явным подтекстом, что это делается против России.

 

Источник

Это интересно
+2

03.12.2022
Пожаловаться Просмотров: 182  
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →


Комментарии временно отключены