Премодерируемое участие
669 участников
Администратор Tehanu
Администратор Скептик.
Модератор Илья Тунгус
Модератор Chromium

Активные участники:


←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →
пишет:

О власти и управлении

Оригинал взят у greenorc в Лестница в ад - 3 

— Шакал пролает хрипло, что мертвый царь ему родня.
(с) Ария           

 
Получил интересный комментарий:
"Глупо смысл власти сводить только к насилию, хотя, безусловно, такие персонажи во власти присутствуют. Власть это, прежде всего, возможность себя реализовать по максимуму, который определяется лишь степенью испорченности претендента. Насилие, собственно, не цель власти, а инструмент, ибо конкуренция велика. Поэтому принимать насилие за идеал власти - это принимать за главное не Цель, а Средство её достижения."



Давайте четко сформулируем, в чем разница между властью и управлением.  

УПРАВЛЕНИЕ — это выполнение ваших указаний кем-то либо чем-то.

ВЛАСТЬ — это возможность сделать с другим то, чего он не хочет.



Например, кошка поймала мышку. У нее над мышкой полная власть — может отпустить, может убить, все что хочет может с ней сделать. Но она мышкой совершенно не управляет! При первой же возможности мышка просто удерет.
Ощущаете разницу между властью и управлением?
А вот обратный пример: вы по телефону рассказываете своему другу, как проехать по интересующему его адресу. Вы им управляете, однако не имеете над ними ни малейшей власти.

Так вот, это чистые, крайние примеры. Органы же государственной власти, а равно и люди-представители этих органов, представляют собой примеры смешения власти и управления, в самых различных пропорциях.

На практике, в реальной жизни — власть неизбежно и постоянно переплетается с управлением. В результате у нас даже язык устроен так, что одно от другого порой не отличается. Например, официальный термин "органы государственной власти" - это синоним термина "органы управления государством".
Но проблема не только в языке, потому что переплетение действительно имеет место быть. Те же самые госорганы одновременно является и органами власти, и органами управления. Они и властвуют над населением, и управляют им.



Но может быть, нет особого смысла различать одно от другого, раз уж власть и управление — явления-спутники?

Нет, смысл есть, и с теоретической и с практической точек зрения. Теоретически, это совершенно разные явления, и смешивать их попросту глупо: они независимы друг от друга, и в разных ситуациях может быть много власти, но мало управления, и наоборот (см выше пример про кошку с мышкой). Или события могут развиваться так, что скажем власти становится меньше, а управления больше — как в примере про централизованную власть в стране, побеждающую разгул бандитизма (который Хазин и Щеглов трактуют неверно, напомню).

С практической, даже бытовой точки зрения важно понимать мотивацию людей. Если хулиган Вася регулярно бьет одноклассника Петю, это в нем не лидерские и управленческие качества проявляются отнюдь, а совсем другие... Вообще, ради одного только понимания общности мотивации маньяков и властолюбцев стоит разобраться в сути власти над людьми как явления, и мотивах желания властью обладать.
Да и в политических вопросах полезно различать, о чем толкуют вам с экрана люди, говорящие например о необходимости твердой власти — о росте качества государственного управления, или о росте количества государственного насилия? ;) Вещи-то сильно разные какбе, и когда вам говорят о "необходимости твердой руки", стоит уточнить этот момент...


Но самым важным — и теоретически, и практически — выводом является то, что разделение управления и власти дает понимание возможных векторов развития общества.

И здесь у меня есть претензия к "Лестнице в небо", уже озвученная в ранее. Авторы приходят к ошибочным выводам, что рост количества власти приводит к уменьшению количества насилия. Власть противопоставляется хаосу, нищете и бандитизму (это ошибка!), и таким образом оправдывается как явление. Это по сути оправдание тоталитаризма — непреднамеренное, разумеется, но от этого не менее опасное.
Кроме того, таким образом всякий "человек власти" начинает ощущать свою моральную якобы правоту, оправдывать перед собой свои мотивы и желания тем, что они-де в конечном счете идут на пользу обществу. Что власть-де явление полезное и необходимое, а то что именно у него власть, а другие ее лишены — так ведь если кто-то все равно должен иметь эту привилегию, для пользы общества, почему бы и не я?
При этом в голове у человека власти происходит смешение понятия управления, с целью принести пользу людям, и понятия удовольствия (садистского в сути своей) от власти над людьми.

 

 

 

Оригинал взят у greenorc в Лестница в ад - 4. Вызов демона

 

Возможно такое возражение: допустим, власть это плохо, это зло. Но ведь это, зачастую, необходимое зло? Как можно, не имея власти, то есть возможности осуществить насилие и принуждение, управлять страной? Как, например, собирать налоги? А без налогов не будет ни социальных программ, ни армии, ни полиции...   


Да, власть это зло (власть и зло — точные синонимы, иного зла, кроме власти, в природе не существует). И да — власть, то есть зло, иногда бывает необходима. Весь вопрос в том, когда и кому и для чего необходима, а когда и где вредна и опасна. Ибо дьявол кроется в деталях.
Например, убивать иногда необходимо. Но согласитесь, это принципиально важно — кому, кого и в каких случаях стоит разрешить убивать.
Зло само по себе не является необходимостью. В нем нет ничего хорошего, ничего полезного. Нужда во зле появляется тогда, когда нужно дать ответ другому злу. Механика явления предельно проста: добро априори не может противостоять злу. Злу может противостоять только зло.

Это абстрактное правило на самом деле вполне понятно: вы не можете справиться с насилием, не применив ответного насилия — вот так в насилии возникает нужда даже у тех, кому само по себе насилие отвратительно. Просто есть те, кто намного отвратительнее и опаснее, чем мысль о насилии над ними...
Так, нужда в армии возникает в ответ на внешнюю угрозу. Нужда в полиции возникает в ответ на криминал. Нужда в гражданском оружии — в ответ на опасность, исходящую от грабителей, маньяков, террористов и властей.

Представьте себе жителей сказочной страны эльфов, которые никогда никого не убивали и даже представить себе такого не могли, и вообще делали только добрые дела. Но вот на страну напали злые орки — и теперь эльфам придется научиться убивать. Если, конечно, они хотят сохранить жизнь и свободу.

Таким образом, добро нуждается в собственном зле — но лишь в качестве ответа чужому злу. Как бы, добру нужно личное "карманное" зло — которое можно вынимать при угрозе, и прятать обратно при ее отсутствии. Как вы, имея пистолет (если конечно живете в свободной стране, а не в оккупированной), вынимаете его лишь при встрече с грабителем. Или как армия начинает убивать только при нападении врагов и только этих врагов, а в мирное время ходит строем и красит газоны лишь тренируется.

Однако есть, к сожалению, очень серьезная разница между пистолетом в вашем кармане и армией на вашем содержании. Пистолет — это по-настоящему ваше личное карманное зло, которое вы полностью контролируете и которое используете только по желанию. А органы власти и силовые структуры — это зло одушевленное и по самой сути своей не карманное, это зло не прочь использовать свои возможности против вас самих. Тем более, что общество своими руками ставит это зло над собой, в качестве аппарата управления!


Общество, создающее органы власти и силовые структуры себе на пользу, подобно чародею, вызывающему демона себе в услужение. Как и чародей, оно страшно рискует — а что, если вызванный демон окажется сильнее и поработит своего хозяина?


Что бы вы посоветовали чародею, если уж ему жизненно необходимо вызвать демона? Рискну предположить, вы ему посоветуете три вещи:
- Соблюдать крайнюю бдительность и осторожность, ни на йоту не доверяя демону и всегда помня, что это потенциальный враг, как бы он не притворялся верным слугой.
- Ни в коем случае не вызывать демона, который сильнее самого чародея.
- Сперва найти способ держать вызванного демона под постоянным контролем, и лишь потом вызывать его.


Ну ладно, с чародеем и демоном понятно. Но разве возможно обществу контролировать власть? Не абсурдно ли это, ведь именно власть, по определению, контролирует общество? На то она и власть. Как же может, извините за корявое выражение, находящийся под контролем — контролировать того, кто контролирует его?

На самом деле, может, при определенных условиях. Секретов здесь три:
- Делегировать надо управление, но не власть;
- Даже управление не надо делегировать полностью, самые базовые низовые вещи должны остаться народными;
- Политический суверенитет граждан требует их экономической автономии и их достаточной свободы от обязательного ежедневного труда.


По первому пункту приведу пример. Вы знаете, как была устроена политическая система в древнем Израиле, в доцарский его период? Нет ничего нового под солнцем, все украдено до нас...
Древним Израилем правили судьи, а не цари. В чем разница, как вы думаете? Нет, не только отсутствии наследственной передачи власти. Видите ли, в те времена народ израильский ВЛАСТЬ никому не делегировал. Судья правил народом, но права на насилие (то есть собственно власти) не имел. Да, он мог вынести решение о применении насилия — но исполнял это решение народ! Если хотел — добавлю я многозначительно.

Все знают о том, сколь жестоки были ветхозаветные законы — пожалуй, куда более жестоки, чем в сталинском СССР. Однако они не приводили к тоталитаризму. Хотя судьи, как и в СССР, были, и законы тоже были. Но не было никакого НКВД, КГБ, ОМОНа и тому подобное. Функцию насилия осуществлял народ. Непосредственно народ — прямо как в Конституции РФ указано. Вот только Конституция РФ — это бумажка, которой в Думе и АП регулярно подтираются, а в древнем Израиле этот механизм был рабочим, причем безо всякой конституции.


Если вы думаете, что это невозможно сегодня осуществить, то напрасно. А первый шаг может быть совсем простым. Например, достаточно ввести полноценный (а не фиктивный, как сегодня в РФ) суд присяжных, чтобы власть оказалась наполовину безоружной против народа.

Поясню, пожалуй, а то этот момент не всегда понятен. Сегодня в России присяжным (да и то далеко не всегда) доверено лишь определять, совершил ли подсудимый инкриминируемое ему властью (в лице прокурора) деяние. Утрированно это выглядит так: власть принимает закон, скажем, что публичная критика власти — это экстремизм, а экстремизм карается десятью годами тюрьмы или расстрелом. И вот судья спрашивает присяжных: нарушил ли подсудимый статью такую-то УК, критиковал ли он власть? Присяжные могут искренне сопереживать подсудимому, но факт-то налицо, власть-то он и правда критиковал!
Отлично, говорит судья, звонит наверх и спрашивает — десяточку или лучше расстрелять?

Это не суд присяжных, это пародия на него. При этом еще дополнительно приняты различные меры, чтобы всячески ограничить присяжных и сделать их решение и их состав подконтрольными властям.

Должно же быть наоборот: присяжные определяют, ПРАВ ИЛИ НЕПРАВ был подсудимый, исходя их своих личных (народных, ага) представлений о справедливости. И если он был неправ и подлежит суду, то далее судья как знаток закона определяет меру его вины и полагающееся наказание. После чего присяжные УТВЕРЖДАЮТ (или не утверждают) вердикт судьи. Например, они могут счесть вердикт слишком мягким или слишком жестким. Это называется народный суд, и это называется народная власть.

При наличии такого суда в стране, за жизнь любого подонка во власти никто не дал бы и ломаного гроша.

Если вы думаете, что это сказка и так не бывает, я вам расскажу историю из времен вполне новозаветных. 25 мая 1926 года в Париже был убит Симон Петлюра. Его убийца, Самуил Шварцбард, был полностью оправдан судом присяжных. На каком основании? На том основании, что Петлюра был злодей и стало быть, его убийство — дело хорошее, важное и нужное, а Шварцбард — молодец.
Вот так это работает.



Конечно, народный суд это только полдела. А если вспомнить о необходимости экономического фундамента под демократией, помимо политического — только четверть дела. Но прелесть народного суда в том, что он один очень многое меняет, при этом он может быть введен росчерком пера, он не требует каких-то фундаментальных преобразований.


Дальнейший политический процесс — постепенная передача функции осуществления внутригосударственного насилия гражданам — ощутимо сложнее. Но результат того стоит. Иначе народный суд, даже если он у вас уже есть, предположим, будет у вас со временем отобран. Как уже было сказано в посте про демократию, если вы делегируете право на применение насилие другим, вы сами остаетесь беззащитными. И вопрос вашего превращения в раба этих самых других становится лишь вопросом времени.

Конечно, многие скажут, что это слишком опасно — как это, дать право гражданам оправдывать убийц? Как это, дать право гражданам применять оружие? Не-не-не, я вам не древний ближневосточный скотовод, чтобы своими руками разбираться с террористами и играть то в судью, то в полицейского. На это есть власть, полиция, суды, спецназ и все такое прочее, и вообще, мы им платим налоги, а они пусть там как хотят разбираются...

Но поймите, вы имеете дело с демоном. Вы уже начертили на полу пентаграмму, вы уже вызвали его, и если вы не готовы с демоном сражаться за свою свободу и за его рабство, то он не будет вам служить. Он завладеет вами и утащит вас в свой ад, и служить ему будете вы. А он будет возить своих собачек на самолете, купленном на ваши деньги, и отнимать у вас детей по закону, который он для вас составил. А когда ему станет скучно и все надоест, он просто посадит вас в котел и подбросит дровишек. Так что, выбирайте — какое из двух зол меньше.

Это интересно
+3

20.08.2016 , обновлено  21.08.2016
Пожаловаться Просмотров: 1048  
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →


Комментарии 0

Для того чтобы писать комментарии, необходимо