Все выпуски  

Источник счастья


Дорогие наши читатели! Предлагаем вашему вниманию следующий отрывок из статьи Сергея Лунева "ЦЕРКОВЬ В ПОЛИТИКЕ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА вперед к феодализму".

Россия, нищая Россия

В Конституции России задекларированы принципы правового государства. А институты формирования мысли остались средневековыми. Так же как после 1917 года права и свободы были провозглашены, но демократия оказалась диктатурой пролетариата. Привыкший к деспотии и готовый верить в утопию русский человек вместо того, чтобы потребовать обещанное большевиками, считал своим долгом доносить в ГПУ и КГБ на тех, у кого диктатура пролетариата и нарушение прав человека вызывали недоумение.

С одной стороны, человек живет в государстве, где все равны перед законом (Статья 19 Конституции), политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (Статья 7). С другой стороны Церковь традиционно воспроизводит средневековую доктрину спасения и отношений между людьми.

С одной стороны, мы живём в быстро меняющемся мире, участие в жизни которого требует творческого мышления. С другой – в церкви человеку навязывают догматическое мышление с обеднённым содержанием когнитивного компонента, которое тормозит взаимодействие личности с действительностью.

Церковь подчеркивает свое право на роль исключительного (монопольного) посредника во взаимодействии с Божественным разумом, вступления в контакт с небожителями и получения какой-либо реальной помощи от них, на совершение культа, хранение, воспроизводство и интерпретацию религиозной мифологии, на толкование ее сокровенного смысла, эксклюзивного собственника ключей от дверей в «царство небесное».

А так как Церковь построена на принципах иерархии и автократии, то и эти принципы должны быть признаны святыми. Серьезной проблемой организаций, построенных на этих принципах является то, что они оказываются неспособны распознавать и активизировать конкретные источники обратной связи, поскольку воспринимают критику как угрозу. Поэтому на должности клириков ставят людей безопасных, говорящих только «правильные», никого и ничем не смущающие слова.

На самом деле, инакомыслие – это дар, а не досадная неприятность, поскольку именно благодаря разным мнениям открывается возможность адекватно реагировать на изменения жизни и внести в неё определенные улучшения. Чарльз Дарвин говорил: «В живой природе выживают не сильнейшие и не умнейшие виды, а те виды, которые наиболее чутко реагируют на изменения окружающей среды».

Для того, чтобы руководство получало мнение подчиненных в неискаженном виде, обязательно условие отсутствия страха возмездия. Иерархия не дает права выносить оценки и тем более критиковать лицам, находящимся на низших ступенях иерархической лестницы. Таких людей обвиняют в хамстве, поскольку они не прикрывают наготу своего отца. Но это всё равно, что обвинять в хамстве покупателя, который принёс в общество защиты прав потребителя некачественный товар.

Если человек пришёл в Церковь, он в праве претендовать получить то, что ему обещают. Если Иисус сказал: познаете истину, и истина сделает вас свободными (Ин.8.31-32), то Церковь обязана говорить слово истины, а не распостранять под маркой учения святых отцов средневековый «опиум народа».

В православных гимназиях ни «Обществознание», ни «Граждановедение», ни «Основы права» не преподаются. Очевидно, вместо этого детей учат молиться о людях, верящих в гражданское общество, как за заблудших. Сейчас обсуждался вопрос о введении предмета «Основы православной культуры» в школах. Причём аргументом в пользу этого выдвигается то, что в странах, где не было гонения на религию, нет наркомании. Может кто-то наивно в это и верит. Но прежде, чем верить нужно хотя бы слегка напрячься, и задаться вопросом, где же эти страны?

Пример: на исповедь приходит школьник, которого бьют в школе. Причём парень не хлипкий. Дал бы один раз сдай сдачу – и больше бы не полезли. Каждый раз когда священник его спрашивает: ну что, тебя всё бьют?, он отвечает: а я смиряюсь.

Причём, Христос-то не смирялся с беззаконием, он переворачивал в храме столы и бичом изгонял из него меновщиков и торговцев. Он говорил этой власти: «вы устранили заповедь Божию преданием вашим. Лицемеры!» (Мф.15.6-7). И авторитарная власть его распяла. Православные верят в воскресение мертвых, но они не идут путём Христа. Они, как этот школьник, верят в силу авторитарной власти, а перед людьми лицемерят, что они смиряются.

Общая цель гуманизации индустриального общества может быть определена следующим образом: социальная, экономическая и культурная жизнь общества должна измениться таким образом, чтобы она стимулировата человека, способствовала его дальнейшему духовному росту, а не уродовала бы его; чтобы она активизировала индивида, а не делала его пассивным и послушным; чтобы наш технологический потенциал служил развитию человека.

Византийские императоры добились смещения акцентов церковного учения в пользу существующих общестенно-политических отношений. Немецкие князья отвергли власть папы и католических святых вместе с их церковным преданием. Почему же «демократическая» власть не требует ребрэндинга церковной организации? Перестройка в России преподносилась как переход к новой экономической политике, при которой экономическая активность граждан получит достойное вознаграждение. На деле, перестройка оказалась феодальным перераспределением собственности, в результате которой фавориты получили потемкинские деревни в виде скважин, полезных ископаемых, предприятий, недвижимости и т.д. Общественная собственность стала достоянием узкого круга лиц. А экономическая активность граждан подавлялась сначала бандитами, а сейчас хозяевами и чиновниками.

В ОСНОВАХ СОЦИАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ, которые были приняты после приватизации, говорится: «отторжение и передел собственности с попранием прав ее законных владельцев не могут быть одобрены Церковью. Исключением может быть такое отторжение собственности на основе соответствующего закона, которое, будучи обусловлено интересами большинства людей, сопровождается справедливой компенсацией» (VII.3). Церковь не определяет прав людей на собственность (VII.1).

Конституция России для нашего народа, который всю свою историю прожил при авторитаризме, уникальна. «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства» (Ст.2). Правового государства в России никогда не было. Впервые за свою тысячелетнюю историю, государство, наконец, признало ценность личности, ее права и заявило о своей готовности служить своему гражданину.

Конституция подчеркивает, что многие из прав являются естественными, присущими человеку с рождения: на жизнь, на достоинство, на свободу и личную неприкосновенность, на свободу мысли, на неприкосновенность частной жизни и т.д. Тем самым, Конституция дает понять, что главная ценность - человек, и он вправе реализовывать свои индивидуальные интересы.

Создается впечатление, что нормы Всеобщей декларации прав человека оказались включены в Конституцию под давлением международной общественности. Поскольку параллельно реставрировались авторитарные инструменты управления массой. Чтобы народ не устроил тарелочную революцию, стали в спешке возрождать духовные ценности - делать народ приверженцем подзабытой феодальной идеологии. Духовенству вменили в обязанность внушать народу не завидовать богатым, терпеть, довольствоваться тем, что есть, считать себя недостойными, быть покорным власти, смиряться со своей участью, надеяться на воздаяние не в этой жизни, а за гробом. Другими словами, деформировать сознание, уводя человека в страну далече от его естественных потребностей и погружая его в мир иллюзий.

В ОСНОВАХ СОЦИАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ говорится: погоня за богатством пагубно отражается на духовном состоянии человека и способна привести к полной деградации личности (VII.2). Можно подумать, что материальная сторона человеческой жизни остается вне поля зрения её служителей.

Отсутствие собственности делает человека зависимым от власти. Во всем мире частная собственность священна, т.к. она ставит ограничения посягательству государства на личность. Экономической основой гражданского общества является право на частную собственность. В противном случае создается ситуация, когда каждый гражданин вынужден служить государству на тех условиях, которые ему диктует государственная власть. В теории Общественного договора Локка читаем: «Главной и важнейшей целью людей, объединяющихся в государство и подчиняющихся воле своего правительства, является защита своей собственности». В нашей Конституции, согласно нормам международного права, право частной собственности охраняется законом (Статья 35.1).

Два воскресных дня в году священник произносит проповедь по Евангелию, где говорит как было бы душеполезно раздать имение нищим. Он старается обличить людские страсти, которые не позволяют человеку освободиться от неправедного богатства и т.п. После работы садится в дорогую машину и едет в свое имение.

Работающая на полторы ставки учительница при зарплате 4 тыс. руб. в месяц кается, что она проехала в троллейбусе без билета. А на стене храма на мраморе высечены имена тех, кто ездит на «LAND CRUISER», и помог его возрождать.

Нельзя сделать людей свободными, если они сами этого не хотят. Часть людей ищет Бога в лице священника, который бы вместо них взял на себя тяжкое бремя выбора. Переложить всю ответственность на священника — значит отказаться от собственной свободы. Другим нужны наместники Бога, чьи советы помогали бы выпутываться из сложных ситуаций. Паства не смеет признавать, что она отказалась от того, что их кумиры сохраняют нетронутым. Никто не предлагает пастырям самим воспользовался своими советами. Если бы народ не отказал себе в требовании такого же отношения к себе, источник их зависимости иссяк бы. Человек безропотно переносит свою участь, заключающуюся в изоляции собственной повседневной жизни: «в этой жизни мы страдаем, и сделать ничего не можем, зато мы верим в блаженство будущего века».

В Церкви корнем всех зол считается сребролюбие, а нестяжание – добродетелью. У этих добродетелей есть интересные исторические прецеденты. У принявших христианство европейских народов считалось грехом брать деньги в рост. Это привело к тому, что с развитием промышленности, которая без банков существовать не может, огромный банковский капитал оказался сосредоточен у евреев. Собственные национальные банки стали существовать только после того, как правители европейских государств отказались от церковных преданий.

В России после татаро-монгольского ига больше трети всей земли принадлежало церкви. Реформы Петра I подчинили Русскую церковь государству административно (Чья власть, того и вера!). Но до тех пор, пока церковь сохраняла собственную материальную базу (владение землёй), эти реформы окончательного успеха достичь не могли и Церковь сохраняла независимость от государственной власти. Поэтому Екатерина II докончила дело Петра путем секуляризации церковных имений. Митрополит Арсений Мациевич попробовал было выступить против, но, согласно правилам арторитарного государства, закончил жизнь в заточении. Стоит задуматься – чего стоит духовная свобода монахов после принятия обетов нестяжания и послушания.

В ОСНОВАХ СОЦИАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ говорится: IV.6. В современном светском правосознании одним из доминирующих принципов стало представление о неотъемлемых правах личности. IV.7. … охрана свободы личности трансформировалась в защиту своеволия.… В результате секуляризации в новое время доминирующей стала теория естественного права, которая в своих построениях не учитывает падшести человеческой природы. IV.4. В христианстве внутренний закон Церкви свободен от духовно падшего состояния мира и даже противопоставлен ему (Мф. 5. 21-47). IV.5. В Церкви, созданной Господом Иисусом, действует особое право, основу которого составляет Божественное Откровение. Это право каноническое. III.9. Внутрицерковные споры не должны выноситься на светский суд (Антиох. 12).

В УСТАВЕ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ 2000 г. говорится: IV.7. Осуществляя свою каноническую власть, Патриарх Московский и всея Руси: н) издает указы об избрании и назначении епархиальных архиереев, руководителей Синодальных учреждений, викарных архиереев, ректоров Духовных школ и иных должностных лиц, назначаемых Священным Синодом; V. 20. В тех случаях, когда Патриарх Московский и всея Руси признает, что принятое решение не принесет пользы и блага Церкви, он заявляет протест. Протест должен быть сделан на том же заседании и затем изложен в письменном виде в семидневный срок. По истечении этого срока дело вновь рассматривается Священным Синодом. Если Патриарх Московский и всея Руси не найдет возможным согласиться и с новым решением дела, то оно приостанавливается и передается на рассмотрение Архиерейского Собора. Если отложить дело невозможно и решение должно быть принято незамедлительно, Патриарх Московский и всея Руси действует по своему усмотрению. Принятое таким образом решение выносится на рассмотрение чрезвычайного Архиерейского Собора, от которого и зависит окончательное разрешение вопроса. VII. 14. Церковное судопроизводство осуществляется в судебном заседании при участии Председателя и как минимум двух членов суда. 16. Постановления епархиального суда подлежат исполнению после их утверждения епархиальным архиереем. В случае несогласия епархиального архиерея с решением епархиального суда он действует по своему усмотрению. Его решение входит в силу немедленно, но дело передается в общецерковный суд, который и принимает окончательное постановление.

С решениями вышестоящих можно, конечно, не соглашаться. На эти случаи предусмотрен Церковный суд. Председатель епархиального суда назначается епархиальным архиереем сроком на 3 года. Епархиальное собрание избирает, по представлению епархиального архиерея, не менее двух членов епархиального суда. Можно ли говорить о какой-то независимости такого суда?

Какое государство, такая и церковь. Вот как выглядит схема назначения на должность судей, да и всех других ответственных лиц. Вот что пишет о независимости российской Фемиды бывший судья Конституционного Суда (КС) Т.Г.Морщакова: «не столько даже суды, сколько судьи (а это самое главное, ведь дело решает конкретный судья), к сожалению, не стали независимыми. Посмотрите на принцип «пожизненного» назначения судей, чего мы так добивались в ходе судебной реформы и что является единственной надежной гарантией их подлинной независимости. Сегодня судью назначают сначала на срок в 3 года и только затем - «пожизненно». В КС по жалобе конкретного судьи рассматривали эту норму и сделали вывод, что это надо толковать как особый испытательный срок. Это значит, что если по истечении трех лет судье отказывают в пожизненном назначении, то, с одной стороны, ему должны быть сообщены соответствующие аргументы. С другой стороны, такой отказ в назначении может быть обжалован опять же в суд. В реальной жизни ничего подобного! Просто председатель не представит на утверждение: до свидания - и никаких аргументов. Если сначала требование 3-летнего испытательного срока распространялось только на судей районного уровня, то теперь оно распространено и на судей субъектов Федерации. Представьте себе положение судьи-«трехлетки», который полностью зависит от председателя суда. За три года его вымуштруют или, в крайнем случае, выгонят. Какая независимость? Мы не то что не боремся со старым судейским чиновничьим менталитетом - мы создаем среди новых судей новый чиновничий менталитет.

В свою очередь председатели судов назначаются на 6 лет, они зависят от председателей вышестоящих судов. Ведь именно председатели обращаются в квалификационные коллегии судей (в том числе ВККС), а коллегии делают все, что «рекомендуют» председатели судов. С жалобами на судей в квалификационные коллегии идут не граждане, чьи права нарушены, а вышестоящие судейские чиновники. В Думе уже лежит проект о включении в составы квалификационных коллегий председателей судов и их замов, что раньше было прямо запрещено законом. Карьера, материальное благополучие, судьба судьи зависят от того же лица, которое в вышестоящей инстанции может пересмотреть его решение. Выстроена судебная вертикаль, и это конец судебной власти, исчезает фигура независимого Судьи с большой буквы».

В текстах уставных документов РПЦ следует обратить внимание на особое право и его каноничность.

Углеводы

Углеводами называются органические соединения, имеющие в составе два типа функциональных групп: альдегидную, или кетонную, и спиртовую. Другими словами, углеводы - это соединения углерода, водорода и кислорода, причем водород и кислород входят в соотношение 2 : 1, как в воде, отсюда их название.
Подробнее


В избранное