Открытая группа
13040 участников
Администратор Katistark

Важные темы:

Модератор Horov
Модератор codemastera
Модератор Петрович
Модератор Yury Smirnov
Модератор Енисей
Модератор Dart_Veider

Активные участники:


←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →
пишет:

А народ пока терпит.

Эта тема озвучена в видео, текст ниже:

 

Ссылка на видео: https://youtu.be/IaXNjvVNvMA

* * *

В 2014 году уфимский поэт Камиль Гремио уехал добровольцем на Донбасс, оказался в Горловке и вскоре попал в плен к ВСУ. Через два месяца его обменяли, и Камиль вернулся на родину и вскоре написал книгу «Расчеловечивание».

Как видятся события на Донбассе сегодня, спустя семь лет после их начала?

* * *

– Какие вопросы, касающиеся войны на Донбассе, адресуют вам наиболее часто и какие из них представляются вам наименее уместными?

– Самый популярный вопрос: «Сколько тебе заплатили?» Он не только оскорбителен по своей сути, но также отражает катастрофическое нравственное состояние общества. 

Иной мотивации обыватель не способен даже вообразить, и это ужасно само по себе. Многие, если не все добровольцы народного ополчения Донбасса сталкиваются ровно с таким же вопросом. И реакция у всех примерно одинаковая. Я общаюсь со многими и знаю это наверняка.

А второй по популярности вопрос возникает, когда горе-собеседник узнаёт, что я побывал в плену: «Сильно пытали?» Конечно! Ноги отрубили да сожрать заставили, не иначе! 

Этот вопрос – второй тревожный звоночек, сигнализирующий о состоянии общества. Гаденькое любопытство уже не считается чем-то постыдным, такт и элементарная вежливость стали атавизмами. Но, разумеется, я уже давно реагирую не столь остро. У меня есть заготовленные ответы разной степени желчности.

– Если говорить о политической стороне дела, об историческом восприятии, от каких стереотипов вы избавились, оказавшись участником и свидетелем событий 2014 года?

– Сложный вопрос. Надо сказать, что на войну я уехал не по политическим соображениям, а руководствуясь глубоко личными мотивами. Политика и судьбы мира скорее являлись ширмой, чтобы совсем дураком не выглядеть... Каким-то краешком восприятия смутно понимал, что вокруг творится история, но о политике думал в третью очередь. И не стоит забывать, что обычный солдат никогда не посвящается в интриги высшего руководства...

У меня иногда спрашивают о каких-то глубинных экономических и политических процессах этой войны, но как я могу ответить?! Как выглядит окоп или как разбирать калаш – расскажу, не вопрос!

– В значительной степени ваша книга – это поиск ответа на вопрос, зачем вы отправились на войну. Отвечаете вы на него с предельной честностью, и это не может не подкупать. Правда, в современной литературе откровенность стала товаром. Не возникало опасения, что ваше «выворачивание души» будет восприниматься именно так – маркетинговым ходом?

– Я отвечу цитатой одного из героев третьей части романа «Расчеловечивание» – это таинственный персонаж «Она»: «Если у мирового порядка со мной конфликт, то это его проблемы, а не мои!..»

– Как изменилась ваша «оптика» после того, как вы вернулись из плена в Уфу? Какой показалась наша российская действительность с багажом нового опыта?

– Тряпочкой «оптика» протёрлась. Красной. Особенно хорошо – после того, как мой «информационный повод», связанный с попаданием в плен, протух в медийной повестке. Я могу только пересказать другими словами то, что уже написано в книжке, поэтому не вижу особого смысла в поисках синонимичных конструкций.

– Вы разрушаете многие стереотипы, отзываясь о тех, у кого были в плену, порой даже с симпатией. Поддерживаете ли вы связь с этими людьми? Что это вообще за люди?

– Сейчас уже почти не поддерживаю. Кто-то пропал, кто-то удалился из соцсетей... Да и что нам обсуждать? По горячим следам пообщаться было интересно, а сейчас всё это уже стало историей. Отнюдь не со всеми из них я смог наладить контакт, это печалит меня. Как они? Где? Живы ли... Не знаю. Что за люди? А мы - что за люди? Две руки, две ноги, одна пустая голова. Если её отрезать - умрём. Вот такие же. 

Да, пропагандистские помои на Украине не так искусно приправлены глутаматом натрия, привкус информационных фекалий ощущается острее, но ведь основа любой буржуазной пропаганды всегда одна: умирайте за нас, а мы поднимем бабла, блаблабла… 

Когда весь этот театр абсурда накроется занавесом и можно будет нормально поехать в Киев, не попав при этом «на подвал» в СБУ, я сразу же сделаю это. Больше всего я хочу привезти свою книгу именно туда, потому что, на мой взгляд, именно с украинцами поступили наиболее подло: их обманули. Заставили верить чёрт знает во что, заставили убивать своих братьев и умирать в интересах местечковых олигархов, заставили ненавидеть.

Я не знаю, как мы будем восстанавливаться после этой войны... Но это необходимо. Побывав в плену у этих людей, я так и не научился их ненавидеть. Может быть, я смогу подать хороший пример тем, кто будет не разрушать, но созидать?

– С 14-го года минуло уже семь лет, а конца и края войне, пусть и подмороженной, не видно. Каким вам представляется выход из этой ситуации? Что делать России?

– России - немедленно поднимать зарплату пропагандистам и расширять штат. Народ начинает что-то подозревать... 

А если серьёзно, то война ещё далека от завершения. А что: выгодное дело! Генерал украинский может списать какой-нибудь БТР да задвинуть его ополченцам по сходной цене, солдат может на «львiвщину» микроволновочку из брошенного дома под Донецком отправить, пистолетик с собой на гражданку утянуть, буржуй – замутить частную армию или срубить оборонный заказ пожирнее, а чиновник – откат вкусный и питательный получить. 

Иногда мне казалось, что и противоположная сторона не в убытке. Бизнесок, автомобиль отжать, уголь Киеву задвинуть по конячьему тарифу – а чего вы во время войны ожидали? Всем хорошо, кроме тех, на чьих головах эта война происходит. А народ пока терпит.

Знаете, когда я там был, меня считали Россией. Нет, я вполне серьёзно: все спрашивали, когда Донбасс вернётся в историческую гавань, как Крым, почему не вводят войска, как жить дальше... 

А что я мог ответить? Как Лука у Горького... Выход какой? Много вариантов. Усталость и спуск на тормозах на манер Приднестровья, полная дискредитация киевского режима и возврат Украины в родные пенаты, кровавая фаза с победой той или иной стороны, мировая война, появление Донецкой и Луганской областей РФ... 

Не знаю.

Это статья Пухнавцева Олега из Литературной Газеты №47, за ноябрь 2021, с названием - «Я хотел бы поехать в Киев».

ИСТОЧНИК

* * *

Отрывок из другого интервью из этого же номера Литературной Газеты:

«РУССКИЕ ВОЮЮТ ПРОТИВ РУССКИХ».

– Я уже вам говорил, что я верю в судьбу, верю в Бога, может, не так крепко, как хотелось бы, но тем не менее. И вот если меня в 2014 году не убили ни с той, ни с другой стороны, значит, я ещё для чего-то нужен. Поживём – увидим.

– А могли убить и с нашей стороны?

– Многих из командиров ополчения убили не украинские диверсанты. Арсена Павлова (Моторолу), может быть, и украинские спецслужбы убили, но без наших там точно не обошлось, потому что минировали лифт ровно на следующий день после того, как кто-то снял охрану МГБ с подъезда дома, где жил Моторола.

Алексея Мозгового убили потому, что он представлял опасность для Плотницкого, для главы республики.

– Какую опасность?

– Он был честным человеком, пользовался авторитетом и популярностью, был одним из лидеров в Луганске с самого начала. И в глазах людей он был альтернативой Плотницкому, причём мог дать последнему сто очков вперёд во всех отношениях.

Игорь Стрелков, полковник, долгие годы проработал в Центральном аппарате ФСБ.

Это отрывок из интервью взятое Владимиром Смирновым у Игоря Стрелкова, Литературная Газета №47 ноябрь 2021 - «Если проиграем в Донбассе, начнётся распад нашей страны».

Полностью интервью по ссылке на источник:

ИСТОЧНИК

* * *

На этом всё. Канал Веб Рассказ, Юрий Шатохин, Новосибирск.

До свидания.

Это интересно
0

06.12.2021
Пожаловаться Просмотров: 401  
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →


Комментарии временно отключены