Современное религиоведение

  Все выпуски  

Введение в религиоведение


Служба Рассылок Городского Кота

ВВЕДЕНИЕ В РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ 

Выпуск 19

 8 сентября 2000 г.

 


Содержание:

1. Упельсинкины новости

2. История религий. Германцы

3. Мифология. Инкский миф о потопе

4. Этнография. Майя. Часть 3

5. Тексты. Сказание о Раме. Рождение Рамы

6. Классики религиоведения. Юлиус Велльгаузен. Пролегомены к истории Израиля

7. Словарь религиоведения

8. Литература

9. Обзоры

10. Почта Упельсинке


1. Упельсинкины новости

Здравствуйте, Уважаемые Подписчики!

В сегодняшнем Выпуске. История религий - сегодняшний рассказ посвящен группе древних индоевропейских племен - германцам. Согласно археологическим данным, время появления германцев в Северной Европе - около 600 г. до н. э. Главная трудность в описании германской религии состоит в том, что древние германцы имели оживленное сношение с кельтами и римлянами - народами более высокой культуры. Германцы испытали на себе значительное влияние этих народов и, поэтому, исследователю германской религии трудно отделить национальное от чужого...

В разделе Мифология  - Инкский миф о потопе. Этнография - культура майя и таинственное исчезновение этой древней цивилизации. Тексты - Сказание о Раме. Мы обратимся к эпизоду рождения Рамы. Классики религиоведения - Юлиус Велльгаузен и фрагмент из его работы "Пролегомены к истории Израиля", где автор очерчивает круг проблем, возникающих при изучении Ветхого Завета, и предлагает наиболее достоверные, с его точки зрения, способы их решения. В конце Выпуска, как обычно, Словарь религиоведения, Литература, Обзоры сайтов о религии и Почта Упельсинке.
 

Архив рассылки - см.  http://subscribe.ru/archive/science.humanity.religstudies/
Вся информация по разделам предыдущих выпусков рассылки  - см.  Упельсинкина страница


2. История религий

Германцы

Наш рассказ будет построен следующим образом. Глава из книги "Словарь религий" М. Элиаде и И. Кулиано (см.: Литература) включает в себя лишь те сведения, которые касаются в основном мифологических аспектов религии германцев. Поэтому материалы об источниках, космологии и эсхатологии мы дополним материалами о культе и обычаях германцев по книге проф. Д.П. Шантеппи де ля Соссей (в другом произношении: Сосси - Уп.) (см.: Литература).

Источники. Важнейшие непосредственные источники религии германцев восходят к эпохе викингов. Эдда в стихах (Старшая Эдда) на исландском языке включает десять стихотворных текстов о богах и восемнадцать - о героях. Эдда в прозе (Младшая Эдда) произведение исландского историка Снорри Стурлусона - представляет собой учебник скальдической поэзии в трех частях, предисловие к которому (Гюльфагиннинг) является введением в норвежскую мифологию. Первая часть истории норвежских королей Хеймскрингла ("Круг земной"), написанной Снорри, посвящена мифической родословной скандинавских правителей.

Космогония описана в Младшей Эдде на основе трех эддических поэм: Речи Высокого, Речи Гримнира и
Прорицание вельвы (ясновидящей). <...> Мир стоит под сенью мирового древа Иггдрасиля - axis mundi (букв. "ось мира" - лат.), - держащего небесный свод. По западноскандинавским верованиям, Иггдрасиль - это ясень; под ним ежедневно собирается совет богов. Три корня Иггдрасиля уходят в три мира: мир мертвых (Хель), мир льдистых великанов и мир людей. У подножья древа бьют три источника (первоначально, видимо, один и тот же): Урд, источник судьбы, Мимир, источник мудрости, и Хвергельмир, источник всех земных рек. Из горы дерева течет животворная влага аур.

Теология. Боги делятся на две группы: асы и ваны. Асы живут в Асгарде; важнейшие из них - Один и Тор. В начале времен асы вели с ванами долгую войну, завершившуюся обменом заложников: ван Ньерд и его сын Фрейр поселились у асов, а Мимир и Хенир - у ванов. Роль в этой войне ванской богини Фрейи неясна; возможно, что она вносит в Астгард похоть, от которой асы никогда не смогут избавиться. Она научила Одина магическому искусству (сейдр). <...>

Эсхатология. Конец света связан с деятельностью одного из важнейших персонажей германской мифологии - Локи, родом великана, но участвующего во всех делах асов. Он сын великанши Лаувей; от его связи с великаншей Ангрбодой рождаются волк Фенрир и Змей Мидгарда (другое название Ермунганд - мировой змей), окружающий мир, - грозные, погибельные существа. Локи может быть описан как общий всем мифологиям мира персонаж, именуемый трикстером: более древнее, чем боги, существо, хитроумное, обычно злое, иногда двуполое или транссексуальное, вместе с тем - нелепое и смешное. Выступая в женской роли, Локи рожает восьминогого жеребца Слейпнира от иноходца Свадильфари; отсюда пошла порода существ, именуемых флагды. В Старшей Эдде Локи не обнаруживает никаких злых наклонностей: только в поэме Перебранка Локи ему приписывается множество дурных поступков.

Один из них, имеющий прямое отношение к концу света, - убийство Бальдра, светлого сына Одина. Бальдр видел свою смерть в пророческом сне. Мать его Фригг взяла клятву со всех вещей в мире не причинять Бальдру вреда, но забыла росток омелы. Локи, завидуя Бальдру, превратился в старуху и выведал у Фригг эту тайну. Тогда он дал слепому богу Хеду, брату Бальдра, прут омелы, подвел его к Бальдру и велел бросить в него прут якобы в знак радости. Этим ударом Бальдр был убит, но богиня Хель согласилась отпустить его, если все живое и мертвое на земле его оплачут. Тогда все, даже камни, стали плакать о его погибели - кроме великанши Текк, под видом которой скрывался сам Локи. Условие не было выполнено, и Хель оставила Бальдра у себя.

В наказание за убийство Бальдра боги привязали Локи к камню кишками его собственных сыновей. Над ним нависает змея, яд которой капает на голову Локи, причиняя ему страшные муки. Но перед концом света хитрец сбежит оттуда.

Рагнарек ("судьба богов") или конец света наступит не мгновенно. Разрушение уже коснулось самого древа Иггдрасиль: его листву съел олень, кора гниет, а корни поедает змей Нидхегг. После идиллического начала истории боги начали между собой бессмысленную войну, в ходе которой в Асгарде завелась похоть. Предпоследний акт трагедии - убийство Бальдра. Последний - разгул всех чудовищных сил, которые асам удалось на время покорить: Локи и его потомков, волка Фенрира и великого мирового змея. После того, как явятся страшные предзнаменования, на Асгард набросятся все силы разрушения: Локи во главе безжалостных великанов и сурт, властелин Муспелль, со своими огненными демонами, которые подожгут мироздание. Асы и их противники уничтожат друг друга: волк Фенрир убьет Одина, сын Одина Видар убьет Фенрира, Тор и великий змей убьют друг друга, Сурт убьет Фрейра; все небесные огни погаснут, и погруженную во мрак землю поглотит море. Затем земля снова выйдет на поверхность, станет владением благого и невинного Бальдра и безгрешного людского рода; они станут жить под золотым небосводом. <...>

***

Проф. Д.П. Шантеппи де ля Соссей говорит о том, что служение богам не составляло самостоятельной сферы, т.к. культ во всех отношениях сросся с общественной и частной жизнью. Жрецы имели юридическую силу и политическое влияние (Тацит), осуществляли уголовное право. Жертвоприношения также стояли в тесной связи с разнообразными условиями общественной жизни. Так, праздничные и политические собрания могли сопровождаться жертвоприношениями, часто имеющими мантический характер.

Тесно срослись с жизнью древний культ богов и вера в духов. "Однако, - замечает проф. Д.П. Шантеппи де ля Соссей, - "во всяком случае это нечто другое, чем жреческий обрядовый календарь, который мы отрицали у германцев".

Кроме того, заметно влияние мантики и магии. Существовали как мантика знамений, так и внутреннее познавание, присущее духу прорицателя. Не менее было распространено волшебство, о чем свидетельствуют литература и народные суеверия.

В сагах и мифах германцев прославляется мужество, рассудительность и хитрость; наиболее желательные блага - победа, слава и богатство. К правдивости отношение двоякое - то ее необходимость настойчиво подчеркивается, то она остается в пренебрежении. Главная мысль и в эпосе и в сагах - никто не может убежать от своей судьбы - фатальная сила рока.


3. Мифология

Инкский миф о потопе.

Некогда был период, называвшийся Пачачама, когда человечество стало жестоким, диким и кровожадным. Люди творили все, что им вздумается, и ничего не боялись. Они были так заняты войнами и воровством, что совершенно забыли о богах. Единственной частью земли, не затронутой упадком, оставались высокие Анды.

На нагорьях Перу жили два праведных брата-пастуха. Однажды они заметили, что их ламы как-то странно себя ведут. Ламы перестали есть и ночи напролет печально глядели на звезды. Когда братья спросили у лам, что происходит, те ответили, что звезды сказали им о приближении великого наводнения, которое уничтожит все живое на земле.

Братья со своими семьями решили укрыться в пещерах самых высоких гор. Они взяли с собой стада, вошли в пещеру, и начался дождь. Он продолжался много месяцев. Глядя вниз с горы, братья понимали, что ламы оказались правы: весь мир погибал. Братья слышали крики несчастных, умиравших внизу. Горы же волшебным образом становились все выше и выше по мере того, как поднималась вода. И все же через некоторое время воды стали плескаться у самого входа в пещеру. Но тогда горы сделались еще выше.

Однажды братья увидели, что дождь прекратился и воды отхлынули. Инти, солнечный бог, появился на небесах и улыбнулся, и вся вода испарилась. Пища, которой запаслись братья, как раз подходила к концу; братья заглянули вниз и увидели, что земля высохла. Горы снова уменьшились до первоначальной высоты, и пастухи со своими семьями спустились в них и возродили человечество.

С тех пор люди по-прежнему живут повсеместно; ламы же никак не могут забыть о потопе и предпочитают селиться в нагорьях.


4. Этнография

Майя

Ниже приведен фрагмент из работы В.И. Гуляева "Майя" ("Исчезнувшие народы", см.: Литература), рассказывающей об облике уникальной цивилизации майя.

Система "мильпа", сохранившаяся у потомков древних майя, хорошо изучена и этнографами. Суть ее состоит в расчистке от зарослей участка джунглей, выжигании растительности и посадки семян маиса, фасоли и тыквы в удобренную золой почву в начале сезона дождей. Подобная система требовала значительных площадей свободной земли и обусловливала разбросанный характер расселения людей - в виде небольших деревушек и "хуторов". По подсчетам специалистов, подсечно-огневое земледелие могло обеспечить пищей в среднем от 30 до 76 человек на 1 кв. км.  <...>

Майя без устали строили изящные храмы, гигантские дороги-дамбы, дворцы и пирамиды. В течение долгого времени росли и расширялись старые селения и города, возникали новые, пока в IX в. на цветущие земли майя не обрушилась внезапно какая-то таинственная катастрофа. Всякое архитектурное строительство в городах прекратилось. Зодчие не возводили больше под руководством жрецов громоздких каменных стел с ликами царей и вычурными иероглифическими надписями. Один за другим приходили в запустение города. Жители покидали их, бросая на произвол судьбы дома, дворцы, святилища и храмы. Опустевшие площади, дверные проемы зданий покрыли буйные лесные заросли. Лианы и корни деревьев расшатывали фундаменты и крыши массивных каменных построек, а кустарники мгновенно заполняли свободное пространство. Считанные десятилетия спустя города древних майя исчезли. К моменту появления первых европейских мореплавателей у берегов Нового Света от цивилизации майя классического пероиода (I-IX вв.) остались лишь смутное воспоминание и туманные легенды в памяти ее далеких потомков-инейцев. <...>

В некоторых случаях, как отмечает американский историк Э. Томпсон, эти строительные работы были прекращены столь внезапно, что платформы, созданные для того, чтобы служить фундаментом для каких-то зданий, остались пустыми, а в г. Вашактуне стены самого позднего храма оказались недостроенными. В Тикале два последних этапа в развитии местной керамики назывались "Имиш" и "Эснаб". Первый из них длился с 700 до 830 г., а второй - с 830 до 900 г. В течение этапа "Имиш" наблюдается наивысший расцвет города. Именно тогда были построены пять из шести великих тикальских храмов, несколько пирамид-близнецов и десятки дворцовых ансамблей. Максимальных размеров достигло и население: раскопки показали, что в это время функционировало до 90% всех известных в городе жилищ. По подсчетам специалистов, в VIII в. н.э. Тикаль с округой имел около 50 тысяч жителей (из них - не менее 1/5 находились в самом городе).

Керамика "Эснаб" происходит непосредственно от гончарных традиций "Имиш" и следует сразу же за ним по времени. Создатели ее были прямыми потомками людей "Имиш". Но как  разителен контраст между этими двумя этапами! В начале "Эснаба" прекратилось всякое строительство и резко сократилось местное население. Из нескольких сотен жилищ, вскрытых раскопками, ни в одном не оказалось керамики "Эснаб". Она встречена лишь внутри дворцовых зданий, но люди жили там уже не как цари - в изобилии и роскоши, а под угрозой падения с потолка обветшалых частей крыши и штукатурки со стен. Это были не завоеватели, не пришельцы. Это были всего лишь жалкие потомки прежних майя. Да и их осталось совсем немного: по подсчетам археологов, население Тикаля во время "Эснаба" составляло не более 10 % от населения 800 г. <...>

Однако тщательные археологические исследования, произведенные в деревнях и селах, некогда окружавших Тикаль, показали, что положение там было аналогично положению в городе - полное запустение. И если в бывшей столице какие-то немногочисленные группы людей ютились еще среди каменных громад обветшалых дворцов, то в деревнях уже не жил никто. А через 100-150 лет после возведения стелы с календарной датой 868 г., последний индеец покинул Тикаль. Примерно такая же картина наблюдалась в IX в. и в других майских городах - Вашактуне, Паленке, Пьедрас Неграс, Копане Альтун Ха и др.

Таким образом, вряд ли приходится сомневаться в том, что индейцы-майя в низменной лесной зоне пережили в конце I тысячелетия н.э. подлинное бедствие. Их классическая цивилизация на юге Мексики и севере Гватемалы погибла и больше не возродилась.


5. Тексты

Сказание о Раме.

Рождение Рамы.

К югу от гор Гималаев - обители снегов, на берегах тихоструйной Сарайю и многоводной Ганги лежит страна Кошала, богатая и счастливая, изобильная зерном и скотом, тучными пастбищами и цветущими садами.  В той стране был древний город Айодхья, прославленный повсюду красотой и великолепием своих домов, площадей и улиц. Купола его дворцов и храмов возвышались, как горные вершины, и стены их блистали золотом и драгоценными камнями. Возведенные искусными зодчими, украшенные дивными статуями и росписями, они подобны были небесным чертогам Индры, повелителя богов.

Город был богат и многолюден. В нем было вдоволь питья и пищи, в лавках купцов полно диковинных товаров, и жители Айодхьи не знали ни нужды, ни болезней. Юноши и девушки беззаботно танцевали на площадях, в садах и манговых рощах. И с утра до вечера на прямых и просторных улицах города теснился народ - торговцы и ремесленники, царские гонцы и слуги, странники и скоморохи. И не было в том городе никого, кто предавался бы пороку и безделью, не знал бы грамоты и благочестия. И все мужчины и все женщины обладали добрым нравом, и все поведением своим были безупречны.  Город окружен был крепкими стенами и глубокими рвами; в нем были кони из Камбоджи и с берегов Инда, боевые слоны с гор Виндхья и Гималаев, и, как горные пещеры изобилуют льнами, так город был полон воинами, горячими, прямодушными и искусными.

И Айодхья затмевала другие города, как луна затмевает звезды. И правил ею славный царь Дашаратха, справедливый и могучий. Благочестивому царю служили мудрые и преданные советники, прекрасные жены радовали его своей красотой и кротостью, и все желания Дашаратхи немедля исполнялись.  Но великое горе давно уже точило душу государя Айодхьи, и ничто не веселило его. Не было потомства у благородного Даша-ратхи, не было у него сына, некому было передать власть и государство. И решил однажды повелитель Айодхьи принести богам великие жертвы в надежде, что смилуются над ним боги и даруют ему сына. Царские советники, благочестивые и всеведующие брахманы, с радостью одобрили желание Дашаратхи, а жены его расцвели от счастья и надежды, как расцветают лотосы с приходом тепла и солнца.

На северном берегу Сарайю, на указанном Дашаратхой месте, главный советник царя Васиштха повелел возвести алтарь, роскошные строения для знатных государевых гостей, удобные дома для брахманов, купцов, земледельцев и царской стражи. "Все должны быть довольны, никто ни в чем не должен терпеть недостатка", - приказал Васиштха царским зодчим и слугам.  Мастера немедля принялись за дело, а царские гонцы помчались на быстрых колесницах на восток и на запад, на юг и на север. Они везли окрестным государям приглашение прибыть к Дашаратхе на великий праздник.

Когда минул год и все уже было готово к великому жертвоприношению, стали прибывать в Айодхью желанные гости: благородный сын Джанака, повелитель Митхилы, верный друг царя Дашаратхи; благонравный и красноречивый владыка Каши; Романада, отважный царь ангов: доблестные государи Синдха и Саураштры: почтенные брахманы и торговцы, искусные ремесленники и усердные земледельцы.  И в день, когда небесные светила предвещали удачу, царь Дашаратха с женами и домочадцами, советниками и многочисленными гостями под охраной верного войска выехал из Айодхьи к северному берегу Сарайю.

Три дня и три ночи жрецы Дашаратхи приносили богам великие жертвы, три дня и три ночи шептали они над священным огнем алтаря молитвы и умоляли богов даровать потомство дряхлеющему государю. По всей земле разнесся слух о великом жертвоприношении на северном берегу Сарайю, и отовсюду стекались к алтарю обездоленные люди. Весь день с утра до ночи там раздавались крики: "Дайте пищу! Дайте одежду!" - и слуги Дашаратхи ни в чем не отказывали пришельцам. Много золота и серебра, драгоценных тканей, ковров и лошадей раздарил щедрый Дашаратха благочестивым брахманам, и жрецы прославляли государя Айодхьи и желали ему много сыновей и внуков.

Боги тоже оставались довольны принесенной им жертвой, каждый их них получил свою долю. И обратились они тогда к богу-творцу, великому Брахме, с просьбой даровать праведному Дашаратхе сына. "Дай, господин, Дашаратхе сына, - просили боги всемогущего Брахму, - надели его необоримой силой, пусть он избавит нас и все живое в мире от Раваны и его злодейства".

Равана в те времена жил на земле. Он был повелителем ракшасов, злых и кровожадных демонов. Некогда достиг Равана суровым покаянием великой святости, и Брахма решил наградить его за благочестивые подвиги. "Выбирай себе любой дар, - сказал ему Брахма, - я выполню любое твое желание". И попросил гордый Равана у Брахмы сделать так, чтобы ни боги, ни демоны не могли одолеть его в битве и лишить жизни. А про смертного человека ничего не сказал могучий Равана - он не считал его достойным противником. "Да будет так!" - ответил ему Брахма, и с того дня не стало никому - ни богам, ни брахманам - спасения от злой воли безжалостного Раваны. И никто ничего не мог с ним поделать. Только человек мог погубить повелителя ракшасов, да не было тогда на земле такого человека. И когда боги все вместе припали к ногам Брахмы с мольбою даровать Дашаратхе сына и наделить его невиданной силой, великий Брахма согласился выполнить их просьбу.

По знаку всемогущего творца бог Вишну, Хранитель Мира, взял золотой сосуд с серебряной крышкой, наполнил его сладким молоком, божественным напитком, спустился невидимо на землю и возник вдруг перед Дашаратхой в языках священного огня, пылавшего на алтаре. Он был огромен, как горная вершина; на черное тело бога, покрытое львиной шерстью, были наброшены малиновые одежды, и лицо его было красно, как пламя. Вишну протянул золотой сосуд Дашаратхе и сказал: "Ты снискал милость богов, благочестивый царь. Отдай сосуд своим женам, пусть выпьют они божественный напиток, и не будет у тебя в сыновьях недостатка".  Вишну исчез, а счастливый Дашаратха передал драгоценный сосуд своим женам, и они выпили божественный напиток. Первой жене Дашаратхи, Каушалье, досталась ровно половина, а Кайкейп и Сумитра пополам допили остальное.  Протекли три дня и три ночи, потух алтарь на северном берегу Сарайю, разъехались по домам гости Дашаратхи, а он остался у себя во дворце в Айодхъе терпеливо дожидаться рождения сына.

Когда прошло одиннадцать месяцев и двенадцатый был уже на исходе, разрешились от бремени царские жены и принесли четырех сыновей государю Айодхьи. Сначала Каушалья родила Раму, потом Кайкейи родила Бхарату, а вслед за ними Сумитра родила близнецов - Лакшману и Шатругхну. Великое веселье началось в тот же час на земле и на небе. Загремели литавры, заиграли гандхарвы, небесные музыканты и заплясали апсары, небесные танцовщицы.

Здоровыми, сильными и красивыми удались сыновья царя Дашаратхи, а старший, царевич Рама, превосходил своих братьев разумом, красотой и силой. Глаза у него были розовые, голос - зычный, плечи и руки - могучие, как у льва.  Царевичей обучали Ведам, священным и мудрым книгам, великому искусству содержать в порядке государство, вести в ближние и дальние походы войско, управлять в бою колесницей. Все царские и воинские науки братья быстро одолели, и не стало на земле им равных. С гордостью взирал Дашаратха на своих могучих, красивых и благонравных сыновей, и счастью его не было предела.


6. Классики религиоведения

Юлиус Велльгаузен (1844 - 1918)

Родился в Гамельне (Германия). Начальное и среднее образование получил в школах Гамельна и Ганновера. Поступил на теологический факультет Геттингенского университета (1862), где под руководством Г. Эвальда изучал Ветхий Завет и восточные языки. Защитил докторскую диссертацию (1870) и стал приват-доцентом Геттингенского университета. Получил должность профессора Грайфсвальдского университета (1872). Преподавал на философском факультете университета в г. Галле (1882-1885). Затем был приглашен в Марбургский университет, а с 1892 г. до конца своей жизни занимал должность профессора Геттингенского университета. Умер в Геттингене.

Основные религиоведческие работы: ст. "Израиль" - 9 изд. энциклопедии "Британника" (1881), "Пролегомены к истории Израиля" (1886), "Остатки арабского язычества" (1887), "Израильская и иудейская история" (1894), "Арабская империя и ее упадок" (1902).

Пролегомены к истории Израиля.

Проблема предлагаемой книги состоит в определении исторического места Моисеева Закона, а именно, речь идет о том, является ли он исходным пунктом только для истории Древнего Израиля или же вообще для истории иудаизма, т.е. той религиозной общности, которая пережила уничтоженный ассирийцами и халдеями народ.

1. Распространено мнение, что в общем и целом книги Ветхого Завета не только по описываемому содержанию, но и по времени возникновения относятся к периоду, предшествовавшему Вавилонскому плену. Считается, что это - спасенные евреями остатки литературы Древнего Израиля, наследие прошлого, использовавшееся для восполнения собственной духовной жизни. Даже если иудаизм не рассматривают вслед за догматикой просто как вакуум, минуя который Ветхий Завет непосредственно вливается в Новый, все же в основном прочно держатся того, что на выдвижение текстов, включенных в Священный свод, сам иудаизм повлиял только в порядке исключения. Однако эти исключения, допускаемые в позднейшем и среднем слоях канона, отнюдь не так уж незначительны. Относительно большей части текстов агиографов можно доказать, что время их создания приходится на период после Плена; и, напротив, текстов, возникновение которых до Плена можно считать доказанным, практически нет. Так, время создания книги пророка Даниила приближается к периоду Маккавейских войн; книга Есфирь возникает, возможно, еще позже. И книги пророков отнюдь не все относятся к царской эпохе, но, напротив, в весьма значительной мере выходят за ее рамки. Исторические книги, которые вошли в Канон под этим же названием, сформировались в их сегодняшнем виде после смерти плененного царя Иехонии, который предположительно жил еще некоторое время после 560 г. до н.э. Если же взять на вооружение более древние источники, которые многократно используются и большими фрагментами дословно воспроизводятся в книгах Судей, Самуила и Царей (в синодальном издании им соответствуют 1, 2, 3 и 4-я книги Царств), то во всем Ветхом Завете, за исключением Пятикнижия, литература периода до Плена составит чуть больше половины объема. Остальные принадлежат более позднему времени; и пополнение это состоит отнюдь не из одних только жалких попыток поддержать гаснущие импульсы прошлого, но включает в себя такие ценные и оригинальные произведения, как Исайя, гл. 40-66, или Псалом 73.

Обратимся к Закону. Определенная информация об авторе и времени написания, как обычно, отсутствует: чтобы приблизительно сориентироваться, мы вынуждены извлечь соответствующие данные из анализа содержания и соотнести их с теми представлениями о ходе истории Израиля, которые мы получаем из других источников. Однако анализируемый исторический период обычно при этом ограничивают с самого начала таким образом, чтобы он целиком уместился в рамках между исходом из Египта и Вавилонским пленом. Дает ли история канона право на это? Может показаться, что основания к этому есть. Закон был канонизирован раньше прочих текстов Ездрой и Неемией. Пророки были присоединены к канону гораздо позже, а позже всего - агиографы. Это подводит к мысли о том, что последовательность канонизации этих текстов приблизително совпадает с последовательностью их возникновения, и в соответствии с этим следует не только датировать пророков раньше агиографов, но и пять книг Моисеевых - раньше пророков: если последние были в основном написаны до Плена, то уж тем более это относится к Пятикнижию! Но каким бы плодотворным не казался такой ход рассуждения в применении к среднему и наиболее позднему слоям канона, он все-таки ненадежен при сопоставлении древнейшего слоя и двух остальных. Собственно, понятие канона первоначально связывается с Торой и только отсюда переносится на остальные книги. Ту меру признания, которую Тора получает посредством публичного и совершенно формального акта, превращающего ее в Magna charta (Великая хартия - лат.) иудейской общины, другие писания приобретают постепенно и подспудно (Неемия, 8-20). Канонический, т.е. законный, характер не вытекает из их сути, но приобретается ими впоследствии; между возникновением и санкционированием тут мог лежать более продолжительный, возможно очень долгий, период времени. В Торе же, напротив, ее канонический характер фактически намного существеннее. Предположение, что Моисеев Закон возник в древности, предшествовавшей периоду Плена, и только потом, много столетий позже и при совершенно изменившихся обстоятельствах, достиг силы Закона, таит в себе серьезные трудности. По крайней мере из того обстоятельства, что публичное признание в качестве Книги общины, на которое он претендует, Закон получил раньше, чем те писания, которые для этого никоим образом не были предназначены, конечно, не может быть выведено, что он более раннего происхождения, чем остальные. <...>


7. Словарь религиоведения.

Масоретская Библия - Библия на евр. языке, отредактированная масоретами, т.е. хранителями предания, которые ввели в безгласовый текст огласовки, устраняющие возможность разночтений, и, возможно, исказили некоторые места Ветхого Завета, отличные от септуагинты, важные для обоснования христианской веры. Масоретский текст Библии датируется VI в. по Р.Х.

Секвенция (лат. sequentia - следование) - лат. церковное песнопение, возникшее в IX в. Секвенции имели стихотворный текст и четкую ритмическую структуру. В 1545 из католического богослужебного обихода исключены Секвенции, кроме четырех, в т.ч. Dies irae (День гнева) и Стабат Матер. В настоящее время в обязательном литургическом употреблении имеются только две Секвенции - пасхальная и в честь Тела Господня.

Септуагинта (от лат. septuaginta - семьдесят) - перевод Ветхого Завета на греческий язык, осуществленный 72 переводчиками в период III-I в. до Р.Х. Септуагинта имеет ряд отличий от Масоретской Библии, что объясняется существованием различных версий текста и изменениями, внесенными иудеями в "мессианские", т.е. относимые традицией к Мессии, тексты Библии.


8. Литература

История религий: Мирча Элиаде, Ион Кулиано. Словарь религий, обрядов и верований (серия "Миф, религия, культура"). - М.: ВГБИЛ, "Рудомино", СПб: "Университетская книга",  1997. С. 93-97. Иллюстрированная история религий в 2-х тт./ Ред. Проф. Д.Л. Шантепи де ля Соссей. Изд. 2-е. М.: Изд. отдел Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1992. Т. II. С. 453-456.
Мифология: Бирлайн Дж.Ф. Параллельная мифология/ Пер. с англ. А. Блейз. - М.: Крон-Пресс, 1997. С. 141-142.
Этнография: Исчезнувшие народы. Сборник статей (по материалам журнала "Природа")/ Под ред. докт. ист. наук П.И. Пучкова. М., "Наука", 1988. - В.И. Гуляев. Майя, с. 163-166.
Тексты: Древняя Индия: Три великих сказания. Литературное изложение и предисловие Э.Н. Темкина и
В.Г. Эрмана. В 2-х тт. Т. 1: Сказание о Кришне. Сказание о великой битве потомков Бхараты. - СПб: Центр "Петербургское Востоковедение", 1995. ("Мифы, эпос, религии Востока. Bibliotheca Universalia").
С. 37-42.
Классики религиоведения: Классики мирового религиоведения. Антология. Т.1 / Пер. с англ., нем., фр.
Сост. и общ. ред. А.Н. Красникова. М.: Канон+, 1996 (История философии в памятниках). С. 287-290.
Словарь религиоведения: Азбука христианства. Словарь-справочник. Сост. А. Удовенко. МАИК "Наука", 1997.


9. Обзоры

Христианство:
Дневник священника. Священник Александр Шрамко (Белорусский экзархат РПЦ)
http://ashramko.virtualave.net/

Православный обозреватель
http://www.geocities.com/Paris/Palais/7274/index.html

Polomnik
http://www.polomnik.com/

Римско-католическая царковь в Казани: история, новости прихода
http://www.kcn.ru/tat_ru/religion/catholic/home.ru.html

Католическая Церковь в России
http://www.chat.ru/~catholic/

Информационный сервер Ватикана
http://www.vatican.va/

Некоммерческий благотворительный фонд "Восстановление"
http://rest.irk.ru/

Международный благотворительный фонд "Жизнь"
http://fundlife.faithweb.com/

Разное:
Епифания. Психология и духовность
http://www.chat.ru/~epifan123/untitled.htm

Клич Феникса
http://fenix.skamsk.ru/

Церковь Последнего завета. Центральный сайт. Красноярский край, Курагинский район, д. Черемшанка
http://www.vissarion.ru/


10. Почта Упельсинке

        > Вы назвали свою рассылку онлайновым курсом религиоведения.
            Как бы Вы хотели построить данный курс? Какие цели он преследует?

И вдруг мне захотелось пооткровенничать. И не в письме, а на всеобщем обозрении (рискуя потерять добрую половину подписчиков ;)  ).

"Онлайновый курс" - громко сказано. Я не хотела давать никаких определений, просто однажды поняла, что это действительно напоминает курс лекций по разным предметам, связанных одной специализацией - религиоведением. А семинарские занятия - собственно, Ваши письма; т.е. то, чем мы пытаемся заняться в Приложении :-)

Как бы я хотела его построить? Признаться честно, я не думала как. Сама идея рассылки была внезапной и интуитивной. Так же интуитивно происходят большие (или маленькие) изменения в рассылке. Незаметно, рассылка растет и становится лучше (без ложной скромности;) ) Наверное, я вживаюсь в идею, или идея вживается в меня...

Что же касается целей... Я не буду говорить о том огромном пробеле, который мы имеем в области изучения религий. Это и так понятно. В настоящее время выпускается большое количество изданий, посвященных тем или иным религиозным традициям. И спрос на них подчеркивает важность данной проблематики. Попытаться помочь разобраться в этом объеме, систематизировать полученные знания, обсудить те или иные проблемы в контексте религиоведения - это желания автора. Сбудутся ли они - судить Вам.

И еще: "Великие идеи рождаются в общении". Посему -

Пишите и задавайте Ваши вопросы!


 

Приятного Вам чтения и до встречи в новом Выпуске!

Упельсинка.

UPELSINKA - Upelsinka's Page

e-Mail: mv@ppp.delfa.net, e-Home: http://upelsinka.boom.ru

 



http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru

В избранное