Тифлоресурс

[TIFLO] Владимир Ирха знает Царицыно как свои пять пальцев

Владимир Ирха знает Царицыно как свои пять пальцев
16.04.2010

Вера Евстигнеева

Если человек живет полной жизнью, какой же он инвалид?

Московские власти хотят сделать наш город одинаково удобным для всех. Закончившийся
Год равных возможностей во многом этому способствовал. Но кроме пандусов
и звуковых светофоров, людям с ограниченными возможностями нужны доброта и внимание
окружающих:

Необидное слово

Много лет назад, на заре перестройки, я, начинающий тогда журналист, приехала
в Болшевский интернат для слепых. И удивилась: жившие там девушки очень заботились
о своей внешности, даже просили зрячий персонал подкрасить им ресницы, положить
тон: Зачем? Ведь ни они сами, ни их слепые друзья увидеть этого не могли.

- Женщина всегда остается женщиной, и даже если сама себя не видит, все равно
хочет быть красивой, - объясняет мой собеседник Владимир Ирха, методист ГМЗ
<Царицыно> по работе со слепыми и слабовидящими посетителями.

У Владимира Александровича с детства были проблемы со зрением, но в начале 1996
года он полностью ослеп после неудачной операции.

- Это был врачебный эксперимент, - рассказывает Ирха. - Я с 1952 года был под
наблюдением в Институте Гельмгольца, тамошние врачи говорили мне: <Вам нельзя
делать никаких операций!> Ведь у меня плохие сосуды. Отслойка сетчатки у меня
была почти на протяжении всей моей жизни.

К тому же в 1995 году оборвался хрусталик, и я вынужден был прибегнуть к хирургическому
вмешательству. Операции по удалению хрусталика и отслойке сетчатки
прошли успешно. А вот замена стекловидного тела оказалась чистейшей воды экспериментом,
что при моих плохих глазных сосудах и привело к слепоте.

:По мнению Ирхи, слово <слепой> само по себе не звучит обидно, но все зависит
от контекста и интонации говорящего. А еще, по мнению Владимира Александровича,
не каждого слепого или слабовидящего можно назвать инвалидом в широком смысле
этого слова.

- Если человек живет полноценной жизнью, если у него нет проблем с самореализацией,
то какой же он инвалид? - убежден Ирха.

Эта оценка полностью относится и к самому Владимиру Александровичу. Учился он
в школе для слабовидящих, которая была открыта в Москве еще в 1940 году. Потом
пошел работать на одно из предприятий Общества слепых. Начинал рабочим, но понял,
что профессия ему нужна совсем другая. В 1974 году окончил исторический
факультет Московского областного пединститута им Крупской. Работал в архивах,
преподавал в школе для зрячих в Царицыне на улице Севанской: - Проблемы со
зрением, как я уже говорил, у меня были с детства, - продолжает Ирха.

- Ходил в довольно сильных очках (-15), но при чтении они не помогали. Поэтому
читал без очков или с лупой. Это особенности зрения. Читал очень много и
с удовольствием.

А еще Владимир Александрович много и с удовольствием занимался спортом: лыжи,
беговые коньки, легкая атлетика, туризм. Увлекался фотографией.

Будучи старшим научным сотрудником в Культурно-спортивном реабилитационном комплексе
Всероссийского общества слепых, стал автором экспозиции центрального
музея. В Обществе слепых Ирха проработал 46 лет. Ему присвоено звание <Заслуженный
работник ВОС>, он также награжден знаком <За заслуги перед Всероссийским
Обществом слепых 2-й степени>.

Урок для зрячих

:Как получилось, что Ирха перешел на работу в Музей-заповедник <Царицыно>? На
одном из совещаний в Музее истории Москвы шла речь о работе московских музеев
со слепыми. Владимир Александрович рассказывал там, как Центральный музей ВОС
работает со зрячими посетителями, чтобы дать им представление о слепых. После
этого сотрудники ГМЗ <Царицыно> посетили ЦМ ВОС. Так и познакомились.

Чуть позже Ирху пригласили на должность методиста по работе со слепыми посетителями.
Живет Владимир Александрович в Орехове, то есть недалеко от музея,
а потому подумал-подумал - и согласился.

- Специальные музеи для слепых (тифломузеи) появились в России еще в 1895 году,
- рассказывает Ирха. - Множество тогдашних наработок по-прежнему актуальны.
В ГМЗ <Царицыно> методика для экскурсоводов, работающих со слепыми посетителями,
тоже уже имелась. Я ее лишь подкорректировал. Изучил также интерактивную
программу для детей <Вы поедете на бал>, которую сотрудники отдела музейной педагогики
музея хотели адаптировать для слепых детей. Они беспокоились: как
отреагируют незрячие дети на игры в жмурки, фанты? Я пришел к выводу, что делать
в программе надо все, что делают для зрячих ребятишек.

И слепые дети остались довольны! Они с удовольствием откликались на все задания,
им было интересно переодевание в костюмы XVIII века, им было интересно
потрогать прически и ордена той эпохи. Возвращаясь к вопросу о том, почему слепые
девушки заботятся о своей внешности, хочу еще раз подчеркнуть: ребята
не могли увидеть, но они ощущали себя в этом. Это нравилось и девочкам, и мальчикам.
А что касается жмурок, то эта игра входит в программу, разработанную
для слепых еще в 1886 году профессором Лесгафтом.

:Став консультантом в ГМЗ <Царицыно>, Владимир Александрович проводит теперь
регулярные консультации для персонала в Хлебном доме и в Большом дворце музея-заповедника.

- Я рассказываю, как общаться со слепыми, - говорит Ирха. - Объясняю, что у <слепых
глаза на пальцах>, то есть незрячим людям нужно дать <осмотреть> все,
что возможно, методом осязания (потрогать). И что термин <посмотреть> вполне
уместен в применении к слепым.

По словам Владимира Александровича, в музеях, которые ориентируются на слепых
и слабовидящих посетителей, нужно сделать возле экспонатов, которые размещены
за стеклом, специальные этикетки, выполненные шрифтом Брайля.

- Если нельзя ощупать предметы, то нужно дать слепым возможность хотя бы прочитать,
что здесь находится. В музее-заповеднике <Царицыно> будут к этому постепенно
переходить, - говорит Ирха.

- Владимир Александрович, но если посетителю музея придется всего лишь читать
этикетки, то не проще ли вообще не ходить в музей, а прочитать дома книгу
об этой эпохе?

- Проблема в том, - объясняет Ирха, - что книг для слепых очень мало. В свое
время выпускали книги шрифтом Брайля, но в основном марксистско-ленинскую литературу.
Кроме того, книги, выполненные этим шрифтом, гораздо толще, чем книги для зрячих.
Например, 300 страниц для зрячих - это три огромных тома для незрячих!
Сейчас такие книги вообще мало кто читает. Хорошо, что появились аудиокниги!

Жить все интереснее

:Как уже было сказано, живет Владимир Александрович недалеко от Музея-заповедника
<Царицыно>. Но без сопровождения пока на работу добираться не может: сложно
ориентироваться на территории.

- На территории музея-заповедника есть макеты дворцового комплекса, - рассказывает
Ирха. - Я с ними уже познакомился, потрогал. Но они неудачные. Это еще
один пункт, по которому нужно работать.

Конечно, помогает то, что в 50-е годы Ирха, тогда еще мальчишка, облазил руины
царицынского дворца.

- Я помню то, что видел раньше, до 1996 года, - говорит Владимир Александрович.
- Но теперь, конечно, воспринимаю окружающий мир по-другому.

Москву Владимир Александрович тоже знает хорошо, помнит, какой она была:

- Несмотря на усилия городских властей, незрячим пока еще не стало проще в одиночку
передвигаться по городу, - считает Ирха. - И это не только мое мнение,
но мнение очень многих незрячих людей, с которыми я общаюсь. Например, машины,
припаркованные прямо на тротуарах. Я живу в Орехове, ездил на прежнюю работу
до станции метро <Полежаевская>, один в метро. Жена до входа в метро проводит,
а дальше я один. Прощупываю дорогу тростью. Но ситуации бывают разные.

- Не так давно у меня случился конфликт на станции метро <Пушкинская>, - вспоминает
Владимир Александрович. - Я шел по платформе к первому вагону. Задел
тросточкой мужчину, извинился, попросил разрешения пройти.

Но он в ответ: полез в драку. Хорошо, что я в юности спортом занимался. В свое
время я много поездил по России, когда работал методистом культпросветработы
в Обществе слепых. В то время и место в транспорте слепым уступали, и дорогу
помогали найти. Сейчас в людях скопилось много злобы.

:Но на отношении зрячих к незрячим Ирха не <зацикливается>. Разные ведь люди
бывают, независимо от остроты зрения. Владимир Александрович переходит к обсуждению
гораздо более интересной для него темы: о тифлоприборах, значительно облегчающих
жизнь слепым.

- Есть брайлевские пишущие машинки, приборы для письма, специальные приспособления
к компьютерам, - рассказывает он. - Есть специальные шахматы для слепых,
есть звучащий мяч! Слепые биатлонисты выступают порой лучше зрячих. Целятся они
в специальных наушниках благодаря звуковому сигналу. Чем он выше, тем точнее
наводка.

У тифлошахмат черные квадраты на доске слегка приподняты, а каждый квадрат имеет
небольшое отверстие в центре. У фигур, соответственно, есть штырьки.

Белые фигуры отличаются от черных специальной нарезкой внизу, идущей по кругу.
У звучащего мяча внутри колокольчик.

- Мы раньше набивали мячи горохом и играли в футбол на открытом поле, по звуку,
да еще и перекрикивались, - вспоминает Владимир Александрович. - Травм на
поле во время игры слепых не больше, чем у зрячих футболистов. Уже появился и
компьютер с тифломонитором, на котором можно <посмотреть> карту. Начали делать
говорящие навигаторы для слепых. Так что жить становится интереснее.

Фото Максима Горлова

Газета
<Вечерняя Москва>

Выпуск листа на новом месте: 5250
количество подписчиков: 228
подписаться письмом:
culture.people.tifloresource-sub@subscribe.ru
Заказать правила рассылки по почте:
culture.people.tifloresource-rules@subscribe.ru

Ответить   Sat, 17 Apr 2010 04:22:44 +0400 (#1052374)