Snob.Ru

  Все выпуски  

Павленскому дали политубежище во Франции



Павленскому дали политубежище во Франции
2017-05-04 17:03 dear.editor@snob.ru (Виктория Владимирова)

Новости

Убежище дали не только Павленскому, но и Шалыгиной и детям. По правилам предоставления политубежища, в случае возвращения на родину, право на убежище перестает действовать.

Пара уехала из России после того, как актриса московского «Театра.doc» обвинила его и Шалыгину в сексуальном насилии. Шалыгину и Павленского задержали, допросили, а потом отпустили. Пара немедленно уехала из страны. Они отвергают обвинения. 

В январе против Павленского возбудили уголовное дело о побоях. В 2016 году его признали виновным в порче объекта культурного наследия — двери в здании ФСБ на Лубянке, которую он поджег во время своей акции



«Я ненавижу не только себя, а всех геев вообще». Как гомосексуальный чеченец бежал от преследования
2017-05-04 15:56 dear.editor@snob.ru (Анна Сахарова)

Как жить

1 апреля «Новая газета» опубликовала расследование о репрессиях против гомосексуальных мужчин в Чечне. Представители региона на публикацию ответили негодованием. Министр Чечни по национальной политике, внешним связям, печати и информации Джамбулат Умаров призвал газету извиниться и прекратить «истерию по поводу несуществующих угроз». А муфтий Чечни Салах Межиев заявил, что все «шайтаны» понесут наказание, ведь «кара Всевышнего за неправду и клевету велика». Тем не менее представители российской ЛГБТ-сети заявили в социальных сетях, что на горячую линию организации за помощью обратилось более 50 человек нетрадиционной ориентации из Чечни.

Мы поговорили с чеченским геем, который покинул дом пять лет назад. Он рассказал, как выглядели репрессии, когда он жил в Чечне, и почему легче сказать матери о том, что у тебя рак крови, чем что тебе нравятся мужчины.

Первая облава

У нас всегда было очень много задержаний по каким угодно поводам — знаете, сколько раз меня моя мать выкупала? А когда мне было 19 лет, солдат выстрелил мне в ногу. Людей здесь пытают с 95-го года.

В первый раз меня задержали из-за того, что я гей, в двухтысячных. У нас в компании был молодой человек из другой части России, гей. У него были лидерские замашки, и он думал, что в Грозном все так же, как и там, где он раньше жил. Его родной город хоть и не назовешь негомофобным, но там к этому более или менее терпимо относятся. Этому моему другу понравился парень с длинными волосами и спортивным телосложением, который работал в пиццерии. Он был красивый не как парень, а как девушка — черты лица у него были такие.

Я своему другу сказал, что этот парень точно не гей, потому что у него нет гомосексуальных особенностей — манер или движений. Скорее всего, он так выглядит, потому что раньше не жил в Грозном или куда-то уезжал надолго.

Друг меня не послушал. Написал письмо в духе: я гей, если ты тоже такой, пожалуйста, напиши мне. И оставил левый номер, который заранее купил без регистрации. Попросил одну лесбиянку помочь — она передала письмо парню из пиццерии.

Меня запихнули в машину и повезли в какой-то полицейский участок в трехэтажном доме

Через месяц пришел примерно такой ответ: «Да, я такой, но постеснялся тебе ответить сразу. Я жил в Москве, недавно приехал, поэтому я не знал, что у вас тут есть геи, и боялся. Хорошо, что ты написал». Друг поехал на встречу, и его поймали. Молодой человек из пиццерии, когда увидел письмо, сразу показал написанное владельцу заведения, который был важным человеком в силовых структурах Чечни. Тот заинтересовался и попросил парня ответить.

Друг позвонил мне и попросил привезти сто тысяч. Я занял деньги и встретился с теми, кто его взял. Меня запихнули в машину и повезли в какой-то полицейский участок в трехэтажном доме. Начали говорить, что мы пидарасы, геи и все такое.

Они забрали у меня деньги и побили: сломали нос, ребро треснуло. Друг преподавал в университете юриспруденцию — я сказал, что просто студент, учусь у него. Они все-таки извинились — сказали, что думали, что я тоже гей. Вернули мне ключи от машины. Я отвез друга на вокзал — он уехал из Грозного. Месяц я поправлялся в Махачкале. А потом это происшествие как бы забылось. Но, видимо, после этого случая за геями началась слежка.

До этого мне было комфортно в Чечне, потому что о моей ориентации никто не знал, кроме таких же, как я. Я почти всю чеченскую тему знал — лесбиянок, бисексуалов, геев. Мы не называли друг друга по имени, использовали прозвища. И не знали, кто где живет — это было табу. В основном встречались в съемных квартирах, кафешках или выезжали в Махачкалу, в Нальчик. Проблемы начались, когда это начали выносить за пределы нашего круга.

Рак крови и парочка нераскрытых дел

В 2011 году опять начали преследовать, уже по-серьезному. Геев ловили, избивали и делали на этом очень легкие деньги. Размер суммы определяли статусом: чем выше статус, тем больше требовали денег.

Я встречался с парнем три года — было сильное притяжение, мы друг другу во всем подходили. Такой любви, наверное, не было между Ромео и Джульеттой. Он был немного литературным человеком, я тоже — роман тогда пытался писать горский. А он писал стихи. Мама знала его как моего друга, отношения мы никак не показывали. Я жил только с мамой в большом доме, поэтому в основном он оставался у меня.

В 2012-м моего молодого человека задержали, сильно избили. Ему угрожали: если не принесет деньги, расскажут все родным. Его током били, хотели, чтобы выдал еще троих. Под пытками чего только ни сделаешь, когда силу применяют, когда боль нестерпимая. Он не выдержал и заложил меня и еще парня из Нальчика — больше никого не знал.

Как только он вышел, попросил у первой попавшейся женщины телефон. Позвонил мне и говорит: я тебя сдал, если можешь, уходи из дома. И не возвращайся, пока это не разрешится.

Если кому-то садились на хвост, то потом не слезали. Я боялся за свою жизнь и боялся сдать других. Потому что знал практически всех — все мне верили и рассказывали свои тайны. Меня даже называли «Крестный отец» гей-темы. И если бы меня поймали и пустили под пресс, я бы однозначно всех сдал. Потому что насилие очень нелегко терпеть — когда сажают на бутылку или пытают электричеством.

Тогда я уехал в Дербент и жил у знакомых месяц. И решал вопросы, как свалить.

Я продал полностью обставленный дом в три раза дешевле стоимости. Часть этих денег заплатил за загранпаспорт, чтобы побыстрее

Но мне надо было попасть домой. У меня была мать — старая, больная, причем одна. Она бы поняла, что я гей, если бы была молодая, здоровая. Я не мог ей такую травму нанести: она-то ожидала, что у нее будут внуки. Для меня мать была важнее самого себя, я готов был сто раз себя убить, чем такое рассказать. Надо было как-то объяснить, чтобы она переехала к своему брату, либо няньку нанять, потому что я надолго уезжал.

Я сказал ей, что сдал анализы, у меня обнаружили рак крови и надо срочно ехать в Европу лечиться. Она очень заволновалась, но ради такого отпустила и согласилась переехать к брату.

У меня не было документов, кроме внутреннего паспорта. Я продал полностью обставленный дом в три раза дешевле стоимости. Часть этих денег заплатил за загранпаспорт, чтобы побыстрее. Его сделали за пять-шесть дней, хотя у нас обычно такое два месяца делается. И еще сделал визу.

Я поехал на работу сдавать машину. Туда подъехала черная «Приора». Из нее вышли двое и подошли ко мне. Сказали, что нужно проехать с ними в участок, что я прохожу по одному делу как свидетель. Я действительно был свидетелем угона автомобиля с применением силы — у нас раньше такое было обыденностью. Я спросил: вы мне повестку какую-то предоставите? Они сказали, что в участке оставили бумагу, сейчас заедем.

Мне сломали два ребра, отбили почки, на лице до сих пор остались шрамы. Били ногами, огромными военными сапогами

Я сел в машину. Они были такие милые — улыбались и извинились, что отвлекают от дел. Сказали: «В участке повторите показания, и уедете, ну это максимум полчаса». Я без задней мысли поехал. Меня привезли на территорию одного отделения. Там не было зданий, но были вагончики, в которых работали сотрудники. Меня завели в такой вагончик, закрыли дверь, предложили сесть. Один сел рядом, другой прошел к компьютеру, включил флешку, покопался там и говорит: «Нам нужно с вами серьезно поговорить. Подвиньтесь ближе к монитору». Я смотрю — там наша с моим молодым человеком откровенная СМС-переписка примерно за месяц и наши номера. Очень большая переписка — мы постоянно были на связи, в день по 150–200 СМС писали друг другу. Я спросил, кто им дал эту информацию. Он говорит: «Не твое дело. Это твой номер?» Я говорю: «Да, это мой номер, но я недавно его купил. До этого он был не у меня». Он мне показал номера мамы, сестры, родственников, друзей. Спрашивает: «На эти номера вы звонили? В июне звонили, в августе тоже звонили». Я попался и свалить уже не мог.

Уже было деваться некуда. Они сказали, что я конкретно залетел и нужно заплатить большие деньги. А у меня тогда даже двух тысяч не было. Они дали понять, что есть несколько нераскрытых дел и могут навесить парочку. А там все могло быть: и терроризм, и подрывы. Еще они угрожали тем, что донесут до нашего муллы, что у него в районе гей, чтобы оповестил всех в мечети. Для нас это убийственно — после этого там жить невозможно.

Мне сломали два ребра, отбили почки, на лице до сих пор остались шрамы. Били ногами, огромными военными сапогами. Они точно были чем-то напичканы, потому что каждый удар что-то ломал.

Я предложил сдать очень богатых людей. Но с условием, что меня сейчас отпустят, потому что дома осталась больная мать — сердечница, диабетик, гипертоник, и ей нужно дать лекарство. Я доеду до дома, выйду со всеми на связь и завтра сдам кого угодно. На этих условиях меня отпустили.

В тот же день я уехал в Дагестан. Месяц провел там лежа — не мог вставать и ходить толком. А потом уехал в Европу.

На моего молодого человека собирались повесить дело о педофилии. Дядя хотел его убить, но мать забрала. Он сейчас живет на севере Европы. Не знаю подробностей, главное, что он живой, что у него все хорошо.

Смерть матери

В сентябре 2014 года я приезжал обратно, чтобы матери сделать документы и забрать оттуда к себе. Я хотел, чтобы тут врачи ее вылечили — они делают нереальные вещи.

Кто-то донес, что я был дома — в дом ворвались, но я уже уехал. Маме рассказали: ваш сын пидарас, он нас обманул — обещал сдать людей и свалил. Ему нужно вернуться домой, либо мы его насильно вернем. Мама была сорок девятого года рождения, у нее три класса образования, слова «пидарас» она не знает. С мамой жили мои племянники — она позвала одного. Не знаю, что именно там произошло. Но дошло до того, что они начали хватать племянника — хотели забрать его, пока я не приеду. Мать сильно испугалась, что-то произошло с сердцем, и она упала. Тогда они оставили племянника и сказали, что еще приедут — скажите вашему сыну, чтобы он был дома, иначе у вас будут неприятности.

Это было через день после того, как я уехал. Я получил сообщение, что у мамы случился обширный инфаркт одновременно с инсультом, и если не приеду, то могу ее не увидеть. Я сорвался и вылетел отсюда в Москву, а из Москвы добрался до дома. Мать была уже парализована, без чувств. Через 18 дней она умерла. Я ее похоронил и уехал. Так и не выяснил, что она узнала от них, а что — нет. Они меня морально убили. Ко мне домой до сих пор иногда приходят и спрашивают, не объявился ли я.  

Новая жизнь

Я получил вид на жительство в стране, где сейчас живу, меня защитили, дали квартиру, социальное пособие. Отправили на уроки — у меня из-за стрессов память очень плохая, трудно дается местный язык. Сейчас ищу легкую работу для моего уровня языка — водителем, например. Здесь мне дали все, чего лишили на родине. Я полноценный гражданин и полноценный человек. Соседи, друзья — все знают, что я гей. Мне все улыбаются, все любят — никто ни в чем не упрекает.

А вчера друг по телефону рассказывал, что у них сейчас. Действительно, троих убили, то есть они пропали без вести. До этого мои знакомые долго скрывали это, поэтому журналистам я не верил. Когда ловили, говорили, что, если человек расскажет о произошедшем, будут последствия, после которых он всю жизнь просидит на лекарствах. Они угрожали, поэтому те парни говорили даже мне, что ничего не слышали и ничего не знают. Друг, который только что переехал в Европу, рассказал, что был в тюрьме в Аргуне. Что всех держали в одном подвале с другими заключенными, которые их били как хотели. Их унижали, обзывали лесбиянками, угрожали, что на бутылку посадят. Геям дали клички — Наташа, Марина, Шакира. И по три-четыре раза в день они устраивали концерт: заставляли танцевать и избивали.

Я часто езжу на реабилитационные мероприятия — нас возят по психиатрам, психологам. Когда в миграционной полиции брали интервью, сотрудник заплакала от моей истории. Все из-за того, что я гей. Я не хотел быть геем. Я не выбирал этот путь. Но что мне делать, если я такой? Я понимаю, что это ненормально, это отклонение какое-то. Я до сих пор как-то себя ненавижу. Ненавижу себя таким. Не только себя, я вообще всех геев ненавижу. Я ненавижу тех, кто хочет, чтобы геи жили свободно. Какая свобода, какой гей-парад в Чечне, если там даже нет российских законов? Ни законов, ничего нету.



Табачная индустрия в овечьей шкуре
2017-05-04 15:35 dear.editor@snob.ru (Алексей Алексенко)

Интервью

За сорок лет непрерывного курения ваш покорный слуга выработал в себе доброе и доверительное отношение к табачным компаниям. Когда ему говорили, что корпорации обманывают народ и сознательно подрывают общественное здоровье, он мысленно вставал на сторону корпораций, то есть против здоровья и народного блага.

Вера в нерушимый союз курильщика и производителя сигарет слегка пошатнулась, когда PMI выпустила на российский рынок свою «продукцию пониженного риска» — IQOS — и дала понять, что именно такие приборчики, а вовсе не сигареты, теперь станут основным направлением их работы. Бешенство вызывало новое словечко «вейпить» (кстати, представители PMI клянутся, что сами его ненавидят, предпочитая заменять невыразительным глаголом «использовать»). А когда компания объявила о запуске программы научных стипендий для российских ученых-биологов, подозрения сменились горькой обидой. Кажется, табачная индустрия решила идти в ногу со временем за спиной простых курильщиков, притом что те-то считали ее своим союзником в решимости не уступать всепроникающему духу века сего.

Именно поэтому было решено встретиться с приехавшим в Москву профессором Мануэлем Пайчем — главным должностным лицом по науке компании «Филип Моррис Интернэшнл» — и расспросить его, что сейчас на уме у табачных корпораций и как нам с этим дальше жить.

Бальзам на репутацию

СВы курите?

Я пользуюсь IQOS. Но я курил сигареты целых двадцать лет.

СТяжело было перейти?

Не слишком.

СЭто был своего рода эксперимент над собой?

Да, я действовал как ученый. Но спросите меня, неприятен ли мне теперь запах сигаретного дыма. Я скажу вам, что это именно так.

СЧто заставило вас переключиться?

Мне хотелось изменений. Я знал о риске курения. Кроме того, в этот момент я пришел на работу в Philip Morris International.

СВы по образованию биолог?

По образованию я молекулярный биолог, кандидатскую диссертацию защитил по специальности «иммунология». Затем я заинтересовался применением компьютерных наук в приложении к биологии, и это привело меня к разработке программного обеспечения — в то время, когда биоинформатика только зарождалась. После этого я в течение нескольких лет совмещал работу в области биоинформатики и экспериментальной биологии. В конце 1990-х годов мы с группой друзей основали Швейцарский институт биоинформатики, где сегодня работают примерно 800 человек.

СКак биолог вы уже могли знать в середине нулевых, когда отказались от сигарет, что анализ генома позволяет предсказывать риск заболеваний, связанных с курением.

Это до сих пор открытый вопрос. Мы по-прежнему точно не знаем, что именно на уровне генома влияет на подверженность заболеваниям, связанным с курением. Никто этим феноменом всерьез не занимался. Наша основная цель состоит в том, чтобы каждый курильщик, независимо от персональных особенностей, переключился на продукцию пониженного риска (ППР) или бросил курить. Лучший способ избежать рисков возникновения заболеваний, связанных с курением, — это бросить курить.

СВы возглавляете научное направление в крупнейшей табачной компании, которая, как мы видим, вдруг серьезно занялась технологическими инновациями и инвестициями в науку. Это как-то связано с желанием табачной отрасли поправить свою репутацию врага человечества?

Я пришел работать в Philip Morris International 9 лет назад. Перед этим я провел много лет в науке и в фармацевтической промышленности. Это было серьезное решение: оставить позади 15 лет работы в фармацевтике и прийти в табачную компанию. И единственная причина была в разработке продуктов пониженного риска, таких как IQOS. Цель моего прихода в отрасль была в том, чтобы сделать две вещи. Во-первых, провести скрупулезную научную оценку продуктов пониженного риска. Во-вторых, делая это, я хотел способствовать развитию науки в нашей компании и в табачной отрасли, поднять ее на тот уровень, на котором она должна быть, сделать наукой высшего класса, соответствующей абсолютным мировым стандартам.

СНо публика по-прежнему подозревает вас в страшных заговорах против общественного блага. Это вас не беспокоит?

Это меня беспокоит. Слушайте, Алексей, невозможно не признавать, что в истории нашей отрасли были весьма неприглядные ситуации. Я сочувствую людям, которые считают, что табачная индустрия их обманывала и предавала. Я понимаю их. Но в то же время мы должны признать, что ситуация изменилась. Большая часть членов моей команды были наняты на работу при моем непосредственном участии. Все они пришли к нам ради нашей миссии, ради того, чего мы хотим достичь, — разработать продукты с потенциалом к снижению риска, которые будут лучшей альтернативой сигаретам. У нас сотни кандидатов на одну позицию. Причем наш уровень оплаты сопоставим с оплатой в других индустриях, например, в фармацевтике.

СТем не менее публика всегда с подозрением относится к тому, что говорят люди из корпораций. Вы производите IQOS — эту самую продукцию пониженного риска — и, естественно, согласно вашим данным, от нее всем сплошная польза. Но почему публика должна вам верить?

Все наши результаты опубликованы в рецензируемых научных изданиях. Все наши лаборатории аккредитованы и инспектируются государством. Мы предоставляем исключительно подробную информацию о процессе исследования, так что другая лаборатория может независимо от нас воспроизвести все результаты. Я на самом деле хотел бы, чтобы научное сообщество провело независимые исследования IQOS.

СО вреде курения в тех же рецензируемых журналах было опубликовано значительно больше данных, но полного консенсуса о масштабах вреда по-прежнему нет ни у ученых, ни у публики.

Во всех наших исследованиях — будь то на людях, животных или культурах клеток — всегда есть выборка, подвергнутая воздействию табачного дыма, и контрольная выборка, не контактирующая с никотинсодержащими субстанциями. Обязательное требование к такого рода исследованию — сначала точно установить разницу между наличием и отсутствием воздействия табачного дыма, а затем внести третий фактор — использование IQOS — и показать, в каком месте на этой шкале он находится по наблюдаемым эффектам, насколько отличается от курения и насколько близок к отказу от курения.

Бросать или IQOS?

СПочему нельзя совсем бросить курить, без всяких ППР?

Почему нельзя? Это лучшее, что вы можете предпринять! Мы однозначно утверждаем, что лучший способ избавиться от рисков, связанных с курением, — это бросить курить, поскольку продукты с пониженным риском не являются абсолютно безопасными и содержат никотин, который вызывает привыкание.

СИ зачем на пустом месте вводить эту непонятную третью опцию?

Потому что люди не бросают курить.

СВот смотрите: я боюсь заболеть — это сильная мотивация. Я могу использовать эту мотивацию, чтобы бросить курить. Но из-за вашей продукции мотивация разрушается: я могу перейти на IQOS, снизить риск, и оставшегося риска просто не хватит, чтобы подвигнуть меня на более радикальное решение. Таким образом, я никогда не покончу с зависимостью от никотина, с психологической зависимостью от ритуала употребления никотинсодержащего продукта и т. п. Получается, что ваш продукт помешал мне достичь максимального эффекта, подтолкнул к компромиссу.

В наших исследованиях потребительского поведения и восприятия продукта мы представили IQOS людям, которые выразили намерение бросить курить. Они выражали желание попробовать продукт, но это не меняло их решимость бросить курить. Это результат реального исследования. Но у меня к вам вопрос: отчего мы так часто видим людей, имевших решимость бросить, но при этом так и не бросивших? Потому что это сложно. Я считаю, что для таких людей переключиться на продукты пониженного риска будет лучшей альтернативой, чем продолжать курить.

У меня есть знакомый, у которого диагностировали заболевание, связанное с курением. Он использовал никотиновый пластырь, но в дополнении к этому все равно курил по 10 сигарет в день. Он продолжал курить, хотя и намного меньше, но потом у него начались проблемы с пластырем: контактный дерматит. Он по-прежнему курил дома, кругом был неприятный запах, возникали стрессовые ситуации в семье. Я сказал ему: «Тебе не следует больше курить. Попробуй IQOS». Он согласился. Единственное, о чем я его попросил: «Завтра ты перейдешь на IQOS, но за час до этого ты должен выбросить свои сигареты в мусорное ведро. Это должно быть твое твердое решение, надо держаться его в течение недели и все это время наблюдать, что происходит с организмом». Я встретился с ним через 14 дней. Он использовал IQOS, не выкурил ни одной сигареты, чувствовал себя лучше, исчез кашель, выветрился неприятный запах в доме. Жена сказала, что это изменило их жизнь. Вопрос: что не так с этой историей? Чем она вам не нравится?

СНо он не бросил?

Пока нет, прошло всего три месяца. Но затем я собираюсь на его примере посмотреть, не проще ли бросить IQOS, чем сигареты.

СУ вас есть какие-то данные, что это проще?

Пока данных нет.

СА может ли он вернуться к сигаретам? Если, например, окажется где-то в Южной Азии или в российской глубинке, где IQOS днем с огнем не сыскать, а сигареты в избытке?

Это уже гипотетическая ситуация. Но у нас есть надежные результаты наблюдения за тысячами людей, которые не возвращаются к курению сигарет.

СЧто я должен знать, если вздумаю попробовать вашу продукцию?

Во-первых, прочитайте инструкцию, чтобы не запутаться. Ничего сложного тут нет, но лучше следовать рекомендациям. Не забывайте регулярно чистить прибор. Вообще, это ничуть не сложнее, чем курить трубку. В начале это может показаться непривычным, но потом вам даже понравится. Определенный ритуал. И, во-вторых, лучше сразу твердо отказаться от сигарет.

О запрещенных субстанциях

СВ России существует мнение, что на ППР — например, электронные сигареты — следует вводить такие же ограничения, как на обычные сигареты. Что вы об этом думаете?

Я считаю, что дискриминация ППР контрпродуктивна с точки зрения общественного здоровья, поскольку она поддерживает нежелательное опасное поведение. Цель борьбы с курением — в том, чтобы устранить риск от сигарет и улучшить здоровье людей. И если курильщики перейдут на альтернативы с пониженным риском, это именно то, чего хочет любое правительство.

СНе проще ли вовсе запретить никотинсодержащие продукты?

Запреты не работают. Скажите людям, что курить нельзя, остановите производство, перекройте импорт — и это приведет к общественным проблемам. Конечно, если никто в стране не курит, запрет вполне эффективен — нет ничего, что привлекает людей к нежелательному поведению. В Бутане никто не курит, в Бутане никогда не было сигарет, и люди просто не знают о такой опции. Но в стране, где 25–30% взрослого населения курят и в один прекрасный день вы лишите их такой возможности, вы получите те же проблемы, что возникли в США во время сухого закона в начале ХХ века.

СТогда можно сделать так, как предлагают сейчас некоторые: запретить продажу никотинсодержащих продуктов лицам, родившимся после определенного года?

Это будет работать?

СА как вы думаете?

Я не знаю. Я не специалист в социоэкономических вопросах. Но я точно знаю, что риск курения можно снизить, если побудить тех, кто уже курит, перейти от сигарет к ППР. И это будет способствовать улучшению здоровья населения.

СРаз уж зашла речь о законодательном запрете определенных субстанций, вспоминается недавняя легализация во многих регионах мира другого растительного продукта. Скажите честно: ваши машинки будут работать, если табак заменить на коноплю?

Позвольте ответить развернуто. Табачные стики — это специально разработанные изделия, содержащие обработанный особым образом табак. В продукции используется мешка из отборных сортов табака разного типа и происхождения, на основе которой создается восстановленный табачный лист для производства стиков. Восстановленный табачный лист обрабатывается специальным образом для того, чтобы обеспечить равномерный перенос энергии от нагревательного элемента. Для этого и нужен именно лист, а не резаный табак, как в сигаретах. Плотность табака здесь гораздо выше, чем в сигарете. Для его горения просто не хватило бы кислорода. Если бы вы захотели то же самое сделать с альтернативным растительным сырьем, назовем это так, вам пришлось бы научиться делать из него «восстановленный лист».

О российской науке

СВы приехали в Россию, чтобы объявить стипендиатов вашей программы. Расскажите об этой программе. Насколько я знаю, она не имеет прямого отношения к ППР, а охватывает широкий круг теоретических исследований?

Это программа поддержки молодых российских ученых по системной биологии. Системная биология — наука будущего. Она объединяет передовые методы биохимических исследований и вычислительные алгоритмы, позволяющие обрабатывать большие массивы данных, и открывает новые подходы к фармакологии, токсикологии, охране окружающей среды и медицине. Системная биология помогает продвигаться вперед в управлении биологическими процессами и борьбе со многими заболеваниями.

СТо есть, проще говоря, сюда входят геномика, протеомика и другие модные «омики»?

Все «омики» сюда входят: протеомика, транскриптомика, геномика, метаболомика, липидомика... Добавьте сюда биоинформатику для анализа данных, затем вычислительную биологию, чтобы понять, что эти данные значат. И, наконец, математическое моделирование, чтобы построить модели.

СВаша программа действует в разных странах или только в России?

Пока что только в России.

СПочему именно в России?

Почему нет?! Российская наука просто фантастическая!

СНо бедная.

Да, финансово не столь мощная, возможно, как в других странах, но это не отменяет интеллектуального потенциала людей, которые в ней заняты. Здесь очень хорошие ученые и очень сильные научные учреждения. Наши усилия важны для того, чтобы российские ученые оставались в России и имели возможность заниматься здесь наукой высочайшего уровня.

СА почему вы выбрали «Сколтех» в качестве партнера?

В основном благодаря их готовности и схожести наших подходов. У нас очень хорошие отношения с главой программы, профессором Константином Севериновым. Я также знаю профессора Михаила Гельфанда, который много лет занимается биоинформатикой. Много лет я был связан с русскими учеными.

СИ сколько денег вы намерены выделить вашим стипендиатам?

В этом году, как и в прошлом, будет пять стипендиатов, каждый получит около 1 890 000 рублей на три года.

СЭто не очень большая куча денег.

Но они продолжают получать финансирование в своих институтах, а это просто дополнительная поддержка для их научных проектов.

СКаков, по вашему мнению, уровень соискателей?

Я уже сказал: это прекрасная наука. Я не вижу никакого принципиального отличия от уровня лучших научных центров мира.

СВы встретитесь с ними?

Конечно! Как иначе я узнаю, что они хороши?С

 

В 2017 году стипендии компании Philip Morris International получили:

  • Анна Клепикова (28 лет), молекулярный биолог, занимающийся транскриптомом (то есть регуляцией экспрессии генов) высших растений. Проект: «Построение генных сетей, контролирующих переход к цветению, с использованием экспрессионных данных для временных серий»
  • Дмитрий Светличный (31 год), специалист по вычислительной биологии и медицине, автор работ по механизмам генетической регуляции, в том числе альтернативному сплайсингу. Проект: «Расшифровка сплайсинг кода с использованием машинного обучения и данных высокопроизводительного секвенирования»
  • Евгений Егоров (24 года), специализирующийся по клеточной биологии и предложивший исследовательский проект, связанный со старением. Проект: «Возрастные изменения в структуре наивного репертуара Т-клеточных рецепторов»
  • Алексей Орлов (28 лет), работающий в области функциональной протеомики и ставший обладателем стипендии президента России молодым ученым в 2016 году. Проект: «Разработка безметочного метода для высокоэффективной экспериментальной белковой интерактомики»
  • Алексей Сергушичев (26 лет), занимающийся применением математических методов к метаболомике, то есть науке о совокупности всех химических процессов, происходящих в живой клетке. Проект: «Интеграция транскриптомных и метаболомных данных для изучения динамики регуляции метаболических потоков в процессе иммунного ответа»


Агентства: «Аль-Джазира» сняла фейковый сюжет о химатаке армии Сирии
2017-05-04 15:00 dear.editor@snob.ru (Виктория Владимирова)

Новости

Такая же информация есть у агентства «Россия сегодня». «Результативность телевизионного спектакля "Белых касок" с постановкой якобы химической атаки зарином сирийских властей в Хан-Шейхуне вдохновила террористов на продолжение постановочных съемок "телесериала"», — сказал анонимный собеседник агентства.

Он рассказал, что съемки проходили в Серакабе, Эрихе и Джиср-эр-Шугур (провинция Идлиб). Для них пригнали около 30 пожарных машин и карет скорой помощи и привлекли до 70 мирных жителей с детьми, которых привезли из лагеря беженцев.

«Для придания натуральности видеосъемки осуществлялись на сотовые телефоны с нескольких ракурсов, а также с использованием квадрокоптера. По завершении "съемочного процесса" каждому участнику, включая детей, видеогруппой было выплачено по тысяче сирийских фунтов и выдан продуктовый набор», — добавил источник. Он добавил, что видео вбросят в соцсети в ближайшие дни (до воскресенья 7 мая) и что заказчик и спонсор съемок находится в одной из европейских стран. 



Навальному дали загранпаспорт после 5 лет отказов
2017-05-04 14:37 dear.editor@snob.ru (Виктория Владимирова)

Новости

Навальный сказал, что российские врачи рекомендуют ему ехать лечить глаз, в который плеснули неизвестной жидкостью, за границей, «особенно с учетом того, что может маячить пересадка роговицы».

Навальному плеснули зеленкой с неизвестной жидкостью в лицо в конце апреля. Жидкость попала в глаз и сожгла его, сейчас оппозиционер почти не видит им. 



«В подачках не нуждаюсь». История пенсионера, отправившего Медведеву свою пенсию
2017-05-04 12:49 dear.editor@snob.ru (Полина Еременко)

Как жить

Виктор Смирнягин, 77 лет, п. Белый Яр (Томская область) 

В начале апреля Дмитрий Медведев повысил мне пенсию на 58,99 рубля. 11 апреля я округлил эту сумму до 60 рублей, заплатил 73 рубля за почтовый перевод и отправил ему эти деньги в Москву с подписью «Село — Столице. Похмелиться». Отправил на адрес «101000, Москва, Кремль, корпус 1, Медведеву». Так мне подсказали на почте.

Я москвичей не хочу называть дураками. Но только на пьяную башку можно повысить человеку пенсию на 58,99 рубля. Поэтому и написал про похмелиться. Когда похмеляются после глубокого запоя, люди все-таки приходят в себя. Написал три слова и отправил. Сначала был другой текст: «Живу как все. Во всем сжимаюсь, но все ж в подачках не нуждаюсь». Но на почте сказали — слишком много знаков, не помещаются на бланке. Сократил. 

А потом видите какая игрушка — 18 апреля мне пришло извещение о возврате перевода в связи с отказом получения перевода адресатом. И ниже мелким текстом: за оплату перевода Москва — Белый Яр вы будете платить по существующему тарифу — 73 рубля. Это на уровне дурдома. Я на почте спросил: «Девочки, кто шуткует? Это вы? Или Томск? Или все-таки Москва?» Развернули мониторы, показали — Москва. Я себя дураком не считаю — написал официальный отказ от получения обратного перевода.

Я работал электрогазосварщиком 50 лет, 40 из них — на северах. У меня выработан стаж с особо тяжелыми и вредными условиями труда. Моя пенсия — 23 000 рублей. Но у моих соседей, у которых поменьше стажа или условия попроще, пенсия 17–19 тысяч. Мне порой неудобно перед ними, что у меня пенсия больше. Я не виноват, но такая подспудная мысль есть.

Один раз из-за строчек «Жить рабами уже надоело, не давайте себя унижать, на священное правое дело поднимайтесь, нельзя больше ждать» меня вызвали в милицию

Я не первый раз отправляю в Москву почтовый перевод. Отправлял Ельцину, отправлял Путину, но они хотя бы их не возвращали. Путину я писал в начале нулевых, после похожей надбавки. Мой текст тогда тоже не хотели принимать, потому что я написал: «Подавись, сука». Пришлось переписать на «От щедрот душевных сибирских с приветом». Ельцину писал: «Включи башку, полудурок, за тобой страна и нормальные люди». Тоже не приняли. Оператор сказала: «Если я пропущу этот текст, останусь без работы». У них свои внутренние инструкции. Мы с начальником почты тогда долго спорили. Он говорил: «Ни хрена! Ни оператор не примет, ни я не разрешу!» Я говорю: «Тогда давайте вместе выдумывать». Придумали: «Необходимо изыскать возможность хотя бы северянам поднять льготы нормально». 

Я публикую стихи в интернете и один раз из-за строчек «Жить рабами уже надоело, не давайте себя унижать, на священное правое дело поднимайтесь, нельзя больше ждать» меня вызвали в милицию. Из-за призыва «поднимайтесь». Я слушал, слушал, а потом сказал: «Да пошли вы в жжжж» — и дверью хлопнул так, что думал, косяки сломаются. 

Мы с супругой в прошлом году отметили 55-летие совместной жизни. А первое стихотворение я написал 30 лет назад, на нашу 25-ю годовщину. В его основу легло то, как я ее спас, когда она тонула в Оби под Барнаулом. Строчки были такие: «А что за город Барнаул? Всю мне жизнь перевернул. Если б знал про Барнаул, лучше б взял и утонул». Ржали все приглашенные. Жена говорит: «Ну ты паразит». А я: «Почему паразит? Мне легче было бы утонуть, чем без тебя жить». Теперь люблю легонько чиркнуть к домашним событиям — дню рождения, праздникам.

Пишу дома. У меня есть местечко в прихожей. Прихожая светлая, с окном, за окном сирень, зимой на сирени снегири. Летом щеглы — я специально установил для них кормушку. Я черпаю вдохновение у Бальмонта. Кто-то его ругает, но только он умеет без скабрезности писать про отношения мужчины и женщины. Еще Федоров. Раньше я его терпеть не мог. Но потом познакомился со строчками «А время медленно бежит, а сердце все к тебе стремится, так все еще вперед летит убитая в полете птица». Чтобы написать четыре эти строчки, это надо сколько пройти? Мне сегодня уже не стыдно говорить об этом: я всю ночь перечитывал эти четыре строки и ревел. Твардовский, Шолохов, Лесков, Беранже, Бальзак — вот кто меня вдохновляет. Моя мама была преподавателем литературы — попробуй чего-нибудь не знай. 

Мои друзья на сайтах сказали про мой перевод Медведеву: «Ты молодец». Это молодым льстит слава, мне она не особо нужна. Но когда мне со всей страны оставляют комментарии «молодец», «держись», «ты русский мужик» — мне приятно. 

Если Медведев мне еще раз пенсию так повысит — еще раз напишу. Надо будет только подобрать текст без матерков.



Ксения Буржская: Дебаты в стране футбола
2017-05-04 12:41 dear.editor@snob.ru (Ксения Буржская)

Большинство французов сочли Макрона более убедительным по итогам дебатов, на которые я посмотрела с точки зрения шоу

Кандидат в президенты Франции от движения «Вперед!» Эмманюэль Макрон показался французам более убедительным на дебатах, чем его соперница—кандидат от «Национального фронта» Марин Ле Пен.

Я смотрела эти дебаты, как шоу, и знаю, что их смотрела большая часть страны—с пивом и чипсами, и даже удивлена, что дебаты не демонстрировали в футбольных барах, где в этот вечер было пусто и тихо.

Студия, в которой проходили дебаты, оказалось очень красивой: за спинами кандидатов постоянно ездила какая-то отвлекающая полоса, как двери лифта, на редких кадрах с высоты, открывался вид на электронное табло с мигающими цифрами в полу, которые ничего не значили: во французских дебатах не было ни зрительского голосования, ни зрителей в студии.

Половину из того, что говорят кандидаты в президенты, я не понимала в силу того, что они постоянно говорили одновременно, причем вместе с двумя ведущими, один из которых был восковым истуканом, а вторая выглядела, как кондуктор троллейбуса. В целом, модерации от них не было никакой. Они встревали лишь, когда назревала драка (всегда), а, когда у кандидатов оставалось по 2 минуты на заключительное слово, даже не смогли объяснить задачу, поэтому она поменялась на ходу. Вместе заключительного слова с каждой стороны, Макрон и Ле Пен продолжили грызню и отвечали на вопросы друг друга.

Чисто внешне (если бы они обсуждали не политику, а вечерний спектакль Мольера) Ле Пен бы понравилась мне больше, потому что она улыбалась и источала сарказм. Макрон сидел с серьезным лицом, как прибитый сковродой, и говорил только: но мадамлепэн! Но мадамлепэн! При этом его лицо кривилось презрением, а сама интонация напоминала разозлившегося ученика.

«Я вижу, что вы хотите играть со мной в ученика и учителя, мне такое не нравится»,—в конце концов сказала она, но это был удар ниже пояса—все знают, что жена Макрона—его бывшая учительница.

Макрон был спокоен и убедителен, но постоянно пользовался формулировкой вроде “ну а вы! вот вы-то! вы глупость говорите!”, а Ле Пен принесла с собой толстенную разноцветную папочку, где был аккуратно разложен компромат на ее юного оппонента. Она припомнила ему все. Он 10 раз сказал ей, что она говорит “галиматью” и “чушь”.

Я думала: как бы это звучало, если бы у нас были приняты эти обращения—типа мадам/месье? Вот представим (ну, вдруг) дебаты Навального и Путина, где Навальный бы говорил: но господин Путин! Это галиматья! А Путин ему: вы, между прочим, были судимы, господин Навальный.

Кстати, в ходе дебатов зашла речь и про Россию. «Не нужно вести холодную войну с Россией. Это большая страна,—заявила Ле Пен.—У нас с Путиным похожие ценности. Россия тоже хочет сохранить свою независимость, и не демонстрировала враждебности по отношению к Франции».

Вот еще несколько хороших цитат:

«Нужно отказаться от системы, которая вас породила, в которой вы живете и на которой паразитируете» (с) Макрон

«Франция Макрона—это не Франция, а рынок, война всех против всех» (с) Ле Пен

«Эти дебаты великолепны тем, что Ле Пен защищает права евреев и геев» (с) Макрон

«В любом случае Францией будет управлять женщина. И это буду либо я, либо мадам Меркель» (с) Ле Пен

7 мая узнаем наверняка, кто будет управлять Францией.А пока можно разобраться в программах:

Если вам было интересно, можете читать мой блог про Францию и не только или подписаться на мой телеграм-канал



МВД отказалось дать убежище журналисту «Новой газеты»
2017-05-04 12:40 dear.editor@snob.ru (Виктория Владимирова)

Новости

Нурматова задержали в марте по обвинению в нарушении правил въезда в Россию. В полиции ему стало плохо, и его положили в больницу, где он оставался под подпиской о невыезде. После выздоровления Нурматов снова попросил дать ему временное убежище. Теперь, когда ему официально отказали, Нурматов должен уехать из страны, иначе его поместят в изолятор, а потом депортируют.

Источник агентства сообщил, что в 2008 году Нурматов проходил по делу о терроризме. Житель Тамбова Алексей Никитин утверждал, что именно Нурматов вовлек его в экстремистскую деятельность. Источник добавил, что Нурматов распространял издание Мухаммад Джамил Зину «Исламская акида по священному Корану и достоверной сунне», которое признали экстремистским, и трудоустроил Никитина под начало вербовщиков «Исламского государства».

Пресс-секретарь «Новой» Надежда Прусенкова сказала агентству «Интерфакс», что издание еще не получало документов об отказе в убежище Нурматову, но обжалует такой документ, если он появится. «Медиазоне» она сообщила, что обращение Нурматова в полиции рассмотрят только после майских праздников. «Новая» уже попросила МВД проверить, кто слил информацию про отказ в убежище. 

«Новая газета» сообщала, что Нурматова задержали по требованию Узбекистана. Журналисты говорили, что их коллега уехал из Узбекистана, потому что там местные спецслужбы пытались его завербовать.



Навальный сообщил о создании «Единой Россией» кавера «Тает лед» с пенсионерами
2017-05-04 11:52 dear.editor@snob.ru (Виктория Владимирова)

Новости

Навальный также опубликовал фрагмент видео, которое сняли для кавера. В песне пенсионеры обвиняют Навального в том, что он хочет присвоить себе Россию, но утверждают, что он не сможет этого сделать.

Всё. Ухожу из политики. По мне нанесён самый страшный из возможных ударов: краснодарская "Единая Россия" сделала кавер "Тает лёд" про меня pic.twitter.com/vr2P1Jb3xi

— Alexey Navalny (@navalny) 4 мая 2017 г.

Автор канала Soc Sprav на YouTube также опубликовал ролик с песней, но 29 марта и целиком. В его канале есть еще много видеозаписей, критикующих Навального.



СКР связал рост детских судицидов с группами «ВКонтакте»
2017-05-04 11:33 dear.editor@snob.ru (Виктория Владимирова)

Новости

«Начиная с 2015 года более чем в 32 субъектах Российской Федерации существенно увеличилось количество несовершеннолетних, погибших в результате самоубийства», — заявили в СКР. В 2016 году погибли 720 детей, в 2015 — 504, в 2014 — «чуть более четырехсот».

Авторы доклада считают, что «в отношении подростков применяются психологические методики», направленные на «перекодировку сознания детей подростково-юношеского возраста в сторону суицидального мировоззрения и поведения». Там добавили, что некоторые группы создаются иностранцами.

В МВД с СКР не согласны. Еще в конце марта замначальника главного управления по обеспечению общественного порядка МВД Вадим Гайдов говорил, что только 1 процент детских суицидов связан с группами и что в основном подростки убивают себя из-за невзаимной любви или конфликтов в семье.

Изучением групп также занимались антропологи из исследовательской группы «Мониторинг актуального фольклора». В 2016 году, до выхода в «Новой газете» статьи о группах, в соцсети «ВКонтакте» существовали несколько групп, в которых администраторы (один из них, 21-летний Филипп Лис, сейчас арестован) предлагали поиграть в игру, в конце которой все участники должны покончить с собой. Неизвестно, покончил ли с собой хоть один участник. Статья «Новой» создала панику в обществе, благодаря которой российские подростки массово узнали об игре и начали пытаться связаться с «кураторами групп смерти». В конце концов игра превратилась в «троллинг "кураторов"». 



Квест «В поисках Гулливера» для родителей с детьми
2017-05-04 09:32 dear.editor@snob.ru (Юлия Гусарова)

События проекта

Компания «Клаустрофобия» придумала новый веселый квест. Его сюжет таков: Гулливер взял вас в свое второе плавание в страну великанов. Но как только вы прибыли в Бробдингнег и оказались в доме одного из гигантов, сам Гулливер куда-то исчез. Таинственный голос сообщает вам, что через час сюда запустят гигантского кота, чтобы он наловил себе мышей. Человек для него как раз размером с мышку, а рассматривать еду кот Мырмрыг не привык. Если не хотите попасть в его когти — бегите!

Комната с «великанской» мебелью наверняка понравится юным участникам квеста. Сама игра несложная, подходит для компаний от 2 до 4 человек. Дети от 8 лет могут пройти его в компании родителей, от 14 лет — самостоятельно. Для прохождения квеста лучше надеть удобную одежду и обувь.

12 мая

Ул. Летниковская, д. 6А, стр. 10 (метро «Павелецкая»)

Если хотите записаться на мероприятие, отправьте заявку на member@snob.ru. После записи мы свяжемся с вами и предложим вам выбрать время для прохождения квеста.



В избранное