Все выпуски  

Скурлатов В.И. Философско-политический дневник


Не изысканный постмодернизм, а пошлое двоемыслие

 

Несколько лет назад Путин вышел к предпринимателям и разыграл с ними трогательную сцену – перед телекамерами пожалел их, прикинулся отцом родным. А говоря по-простому, пролил крокодилью слезу. Не помню дословно, но смысл в том, что Путин посочувствовал мелкому и среднему бизнесу и сказал, что надо быть героем, чтобы заниматься предпринимательством в России. Многие приняли за чистую монету и заговорили о «новом Путине», кто-то всплакнул – «Наконец-то!». Я высмеивал наивных, и от меня, как обычно, отшатывались. Тем не менее факт – Путин говорит так искренне и нежно, а очень многим людям так хочется обманываться надеждами на скорое улучшение их беспросветной пока жизни, что большинство моих сограждан продолжают верить ему, несмотря ни на что!

Верят не только простые и глупые, но даже искушенные. Путин умеет обаять-вербовать. И понимает устремления как предпринимателей, так и интелей. Например, когда телеведущий Владимир Соловьев написал книгу о Владимире Путине и однажды предложил президенту РФ быть её цензором, то любимый бабульками дзюдоист-нацлидер не поддался примитивному любопытству, а сдержался и лукаво ответил - "Напечатаешь - тогда почитаю" (Труд, Москва, 28 февраля 2008 года, № 035).

- Ответ Путина на вас каким-то образом повлиял? – спросил журналист Александр Славуцкий.
- Нет, я был почти уверен, что он так и ответит, мне было интересно проверить, насколько я чувствую и понимаю его. Я не случайно в книге одну из глав назвал "Продавец счастья", ведь все выходящие от Путина находятся в состоянии абсолютного счастья, но это не значит, что что-то для них обязательно изменится в лучшую сторону. Путин никогда не говорит "нет", он всегда отвечает: интересно, попробуем, но это не значит, что потом для посетителя все будет хорошо.
- Так вам удалось понять, за что у нас так любят Путина?
- Мне кажется, за то, что он попадает во все болевые точки народа, он очень народен как типаж, и это как раз то, за что его ненавидит часть либеральной интеллигенции.

Эта «часть либеральной интеллигенции» (у, гады оранжевые, либерасты!) нутром чует игру-имитацию, а ничего сделать не может, ведь народ в восторге, рейтинг неколебим.

Объяснение на самом деле простое, не надо его усложнять, как Станислав Белковский, который видит в расхождении слов и дел Путина проявление модного совсем недавно «постмодернизма». Мол, таков дух времени, и Путин лишь следует ему, за что и любим широчайшими массами. Однако известного спортсмена и актера Нерона, являвшегося римским самодержцем, тоже обожал плебс, тем не менее история уважает правителей другого типа, заботящихся прежде всего не о себе и своем рейтинге, а о своей стране и своем народе. И враньё не надо возвышать до постмодернизма, который, как к нему ни относиться, всё же есть скорее одна из форм самовыражения вплоть до самообмана, чем пошлый корыстный расчет. Политические пассы, на которые столь способным оказался Путин, относятся не к стилистике постмодернизма, хотя несут некий его отпечаток, а к такому политическому явлению, как двоемыслие, художественно постигнутому английским писателем Джорджем Оруэллом в романе-антиутопии «1984» (1949):

«Двоемыслие означает способность одновременно держаться двух противоположных убеждений. Партийный интеллигент знает, в какую сторону менять свои воспоминания; следовательно, сознает, что мошенничает с действительностью; однако при помощи двоемыслия он уверяет себя, что действительность осталась неприкосновенна. Этот процесс должен быть сознательным, иначе его не осуществишь аккуратно, но должен быть и бессознательным, иначе возникнет ощущение лжи, а значит, и вины…

В применении к оппоненту оно означает привычку бесстыдно утверждать, что черное - это белое вопреки очевидным фактам. В применении к члену партии - благонамеренную готовность назвать черное белым, если того требует партийная дисциплина. Но не только назвать: еще и верить, что черное - это белое; больше того: знать, что черное - это белое, и забыть, что когда-то ты думал иначе. Для этого требуется непрерывная переделка прошлого, которую позволяет осуществлять система мышления, по сути охватывающая все остальные и именуемая на новоязе двоемыслием…

Двоемыслие - душа ангсоца, поскольку партия пользуется намеренным обманом, твердо держа курс к своей цели, а это требует полной честности. Говорить заведомую ложь и одновременно в нее верить, забыть любой факт, ставший неудобным, и извлечь его из забвения, едва он опять понадобился, отрицать существование объективной действительности и учитывать действительность, которую отрицаешь, - все это абсолютно необходимо…

Даже пользуясь словом „двоемыслие“, необходимо прибегать к двоемыслию. Ибо, пользуясь этим словом, ты признаешь, что мошенничаешь с действительностью; еще один акт двоемыслия - и ты стер это в памяти; и так до бесконечности, причем ложь все время на шаг впереди истины. В конечном счете именно благодаря двоемыслию партии удалось (и кто знает, еще тысячи лет может удаваться) остановить ход истории».

Двоемыслие свойственно падшему человеку, ибо Дьявол через грехи и соблазны проникает в душу, а изгонять его некому, если общество теряет иммунитет, и никакие свечки в руках не помогут, и имеем бесовщину, которая, как не без оснований отмечает Джордж Оруэлл, может длиться «тысячелетие» (во всяком случае, десятилетия, как показывает опыт ряда латиноамериканских, африканских и азиатских авторитаристов с высочайшим рейтингом среди забитого патологизированного населения). И не надо надеяться на двоемысленника – «человек с двоящимися мыслями не твёрд во всех путях своих» (Соборное послание святого апостола Иакова 1:8). Надежда лишь на саможертвенных праведников, без которых против Дьявола не устоит ни село, ни страна. Ибо, как сказал Иисус Христос в Нагорной Проповеди – «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть /актуально, кстати, для ситуации двоевластия, каким бы крепким ни казался тандем-дуумвират/. Не можете служить Богу и мамоне» (Евангелие от Матфея 6:24). Двоемыслие – эффективно для зомбирования-десубъектизации масс, но Правда – Бог свободного человека, подлинного субъекта Истории.


В избранное