Все выпуски  

Скурлатов В.И. Философско-политический дневник


Республика Беларусь на пути к «экономике знания». 2

 

Продолжаю пропагандировать серию статей «На пути к «экономике знаний», которую в ежедневной и фактически официальной газете «Беларусь сегодня» (тираж 400 тысяч) публикует директор белорусского Парка Высоких Технологий Валерий Вильямович Цепкало. В номере от 16 октября 2008 года - вторая статья:

В поисках идеологии развития

Взлет "азиатских тигров" начался с того, что были приняты, как и в Советском Союзе, рассчитанные на 5 лет программы развития. Во многом эти программы брали за ориентир советский опыт преодоления отсталости, создания современной инфраструктуры и промышленности. Поэтому сингапурский лидер Ли Куан Ю заставил своего старшего сына, который ныне является премьер-министром республики, выучить русский язык, а малазийский лидер Махатхир Мохамад назвал свою первую программу "новой экономической политикой".

Разработанные лидерами и их партиями программы почти сразу становились основой национальных идеологий, ибо предусматривали не столько экономические расчеты, сколько веру в творческие способности и инициативу своих людей. И апеллировали эти программы не столько к порядковым числительным, сколько к моральным, культурным и духовным ценностям.

Но это были программы иного рода, чем практиковавшиеся в последние десятилетия существования СССР во многом формальные показатели роста. Отличались они и от китайских всенародных кампаний по борьбе с воробьями - "вредителями полей". Мало в них было общего и с западноевропейскими идейными установками, ставящими на первое место абстрактные идеи экономического либерализма и прав человека.

При всей внешней схожести с советскими программами развития они не руководствовались идеями "победы коммунизма в отдельно взятой стране", которые мощно мобилизовали советских людей в первые десятилетия после революции. Перед глазами была достигшая апогея идея строительства "общества полного равенства" в соседней Кампучии, которая привела к тому, что людей выволакивали на улицы за то, что находили дома подушку для сна. Сотни тысяч живьем закапывали по голову в землю и потом их рубали тяпками, "выкорчевывая" таким образом остатки частнособственнических пережитков.

Не воодушевляла лидеров стран Юго-Восточной Азии и идеология, сформулированная северокорейским вождем Ким Ир Сеном, которая стала известна под названием "чучхе". Она предполагала полностью закрытую самодостаточную экономику и опору во всем - от сельского хозяйства до науки и технологий - исключительно на собственные силы.

Тем не менее надо было ставить перед собой и своим народом четкие, ясные и простые для понимания цели. Причем они должны были быть понятны не только соотечественникам, но и зарубежным партнерам.

Поэтому Сингапур поставил перед собой одну из приоритетных задач - через пять лет стать самой чистой столицей мира. И пошли в стране проводиться мероприятия по реализации этой простой и понятной для населения цели. Например, наряду с продуманной системой сбора и утилизации бытовых отходов ввели систему штрафов за мусор. Бросил окурок - 100 долларов, плюнул на улице - 50 долларов, не смыл за собой в общественном туалете - 80 долларов и так далее. По ходу дела запретили ввозить в страну жевательную резинку, так как она прилипала к обуви и брюкам и к тому же портила очистительные машины.

У лидера маленького болотистого островка с населением, не превышающим в то время и трех миллионов, не стеснялся перенимать опыт и Дэн Сяопин, великий китайский руководитель и реформатор.

Доходило до анекдота. Например, когда Ли Куан Ю во время визита в Пекин посетил здание Всекитайского собрания народных представителей, то его сопровождали высокопоставленные официальные лица. В своих блокнотах для записей они помечали советы и замечания уважаемого гостя. И руководитель Сингапура обратил внимание, что в залах заседаний слишком много плевательниц. Надо сказать, что привычка плеваться уже въелась в поведение китайцев, а в Сингапуре с этим боролись. "Убрать", - посоветовал господин Ли, и вскоре в правительственных учреждениях КНР плевательницы были полностью ликвидированы. "Оставьте хотя бы одну!" - сказал наблюдательный и прагматичный сингапурский лидер.

На самом деле чистота в доме, городе и стране - один из признаков собранности и мобилизованности народа. С чего начался взлет современного Запада?

Он начался с того, что жители Флоренции облачились в белые одежды и очистили от отходов и грязи улицы своего города. В то время, когда все европейские города были наполнены зловонием отбросов и мусора, когда начавшаяся чума забрала почти половину населения континента, Флоренция выстояла. Благодаря здоровой чистоте и порядку начался духовный подъем, в результате возникли имена Козимо Медичи, Фичино, Боттичелли, Леонардо да Винчи, Микеланджело, Макиавелли и другие. Флоренция на два столетия превратилась в интеллектуальную и культурную "столицу мира", в центр Возрождения.

По своему внутреннему содержанию этот порыв Флоренции на заре Нового времени напоминает принятую Президентом Беларуси программу за чистоту и порядок, хотя и не со столь жесткими мерами административного воздействия, как в Сингапуре. Но в результате ее реализации уже сейчас Беларусь завоевала репутацию (почитайте путевые заметки иностранных туристов) одной из наиболее чистых и ухоженных стран Центральной и Восточной Европы.

Здесь будет город-сад

Но Сингапур пошел еще дальше. Преодолев мощное лобби американских табачных компаний, там ввели запрет на курение в общественных местах - задолго до того, как на этот шаг решились в США и Западной Европе и пока не могут решиться нигде на постсоветском пространстве. Заодно и решили задачу здорового образа жизни.

Затем поставили задачу сделать свой остров "самым зеленым городом мира". Для этого из многих стран и континентов свезли всевозможные деревья, кустарники и цветы, произрастающие в сходных климатических условиях. Сингапурские, австралийские и новозеландские ученые сделали так, что большинство из них прижилось на острове, который, кроме отсутствия пресной воды, обладал еще и не очень благоприятной почвой. В результате город стал не только самым чистым, но и самым зеленым мегаполисом мира.

Но самой амбициозной целью было не это. Ли Куан Ю поставил задачу всего за десятилетие сделать город финансовым центром Юго-Восточной Азии. Для реализации этой задачи вся государственная система должна была работать как единый отлаженный механизм. И уже через пять лет по объему финансовых средств, проходящих по счетам зарегистрированных в Сингапуре банков, город занял второе место в Азии после Токио и четвертое в мире после Нью-Йорка и Лондона.

Следуя примеру Сингапура, Малайзия поставила перед собой задачу через пять лет обучить малайцев бизнесу, который в этой стране принадлежал в основном англичанам и китайцам.

К тому времени у малайцев твердо утвердился комплекс неполноценности. Они были убеждены в своей врожденной неспособности заниматься коммерцией, полагали, что не могут работать методично, считали себя неспособными заниматься наукой или обращаться с техникой.

И со стороны это так и выглядело. Малайцы не держали слово, что является чрезвычайно важным в бизнесе. Они не смотрели на деньги как на капитал, не придавали значения бухгалтерскому учету, а уж тем более - возврату долгов.

Малайские государственные служащие также не могли стать хорошими бизнесменами. Госслужащие и другие чиновники в основном заняты сбором налогов и расходованием государственных средств, что сильно отличается от управления компанией, ориентированной на зарабатывание денег и получение прибыли.

Но Малайзии это удалось. И уже следующие две пятилетки были посвящены тому, чтобы стать азиатским центром по разработке телекоммуникационного оборудования и информационных технологий. За 10 лет был создан Парк высоких технологий, получивший название "Информационная супермагистраль". Страна стала одним из трех крупнейших в мире производителей полупроводников, кондиционеров, телевизоров и видеоаппаратуры.

Тайвань поставил перед собой задачу стать мировым лидером в области микроэлектроники и через 3 - 4 пятилетки вышел на второе место в мире после США по производству микроэлектронных компонентов. Корея решила стать сначала одним из лидеров в области производства компьютеров. Потом решила сфокусироваться на производстве жидкокристаллических мониторов. Следующая пятилетка уже была посвящена тому, чтобы вырваться в мировые лидеры по производству мобильных телефонов.

Эти цели воодушевляли не только население, но и государственный аппарат. Действительно, что могло больше мотивировать государственных чиновников, да и простых граждан - стать финансовым центром Азии или повысить производительность труда на 8 процентов? Что могло больше мобилизовать население - сделать свою страну или свой город самым чистым и зеленым городом мира или повысить общую культуру населения на 4 процента?

Но дело не только в моральных стимулах. Для всех государственных органов четкая и понятная задача становилась ясным ориентиром в работе. Все начинают работать на достижение единой цели.

Министерство экономики предоставляет серьезные налоговые льготы тому бизнесу, который государство определило как приоритетный. Министерство образования по приоритетному для государства направлению начинает готовить нужных специалистов полностью за счет бюджетных средств либо взимая минимальную плату за обучение.

Если страна связывает свои конкурентные преимущества с развитием биотехнологий, она увеличивает количество специалистов в этой области, чтобы фармацевтические компании могли черпать достаточно трудовых ресурсов. Чтобы стать мировым финансовым центром, следовало делать упор на подготовку специалистов в области международных финансов с обязательным знанием английского языка...

Министерство информации начинает проводить работу с родителями и молодежью о перспективах приоритетной специализации на рынке труда. По телевидению и в прессе рассказывается об историях успеха специалистов, которые благодаря занятию именно этой профессией создали успешные компании.

Министерство иностранных дел фокусированно проводит агитацию среди зарубежных компаний, рассказывая о преимуществах своей страны в указанном направлении и о мерах государственной поддержки этого сектора экономики.

Успешному примеру "азиатских драконов" последовал и Китай, хотя там ситуация была гораздо сложнее. Во-первых, для огромной страны невозможно было сформулировать четкие и понятные задачи. Во-вторых, последователи Мао на местах противились развитию частной инициативы.

Это сейчас на технологические, научные, индустриальные парки и свободные экономические зоны приходится значительная часть ВНП Китая. Именно они являются символами современного китайского успеха. И уже мало кто помнит, как из-за сопротивления местной бюрократии был закрыт созданный по инициативе Дэн Сяопина на границе с Гонконгом первый китайский технопарк...

Однако благодаря политической воле и прагматизму китайских лидеров на месте индустриальных гигантов и кустарных заводиков стали появляться эффективные технологичные предприятия, заложившие основу китайского "экономического чуда".


В избранное