Все выпуски  

Скурлатов В.И. Философско-политический дневник


Стреляют в упор

 

Противники полицейщины и произвола нашли слабую точку режима – ситуацию со Светланой Бахминой. «Национальный лидер» Путин может не обращать внимания на многочисленные сигналы и разоблачения снизу, и пусть ему проявить милосердие очень не по нутру, но ныне вряд ли он сумеет без потерь проигнорировать информационно-политический натиск общественности. Чтобы отбиться – бросили в бой против помилования Светланы Бахминой вчера вечером в ток-шоу Владимира Соловьева «К барьеру!» Марию Арбатову и сгоряча допустили неприглядности, проиграли. Мечутся! А оппоненты бьют в упор.

Тараном выступает миллионнотиражная газета «Московский комсомолец», и выстрелить доверено «золотому языку» - Александру Викторовичу Минкину. Его последнее «письмо президенту» «Начальник и Муму» (Московский комсомолец, 31 октября 2008 года, № 244 /24902/, стр. 1, 3) гласит:

«Г-н президент, как по-вашему: 65 тысяч за щенка - это много или мало? Вопрос дурацкий, скажете вы, всё зависит от того, в какой валюте. В людях, г-н президент, в человечках. Сейчас объясню.

/МОЙ КОММЕНТАРИЙ: Обратите внимание – «по-вашему» с малой буквы. При меткой стрельбе мелочей нет. Mежду «вы» и «Вы» - большая разница, передает отношение/

В русском интернете собирают подписи под прошением на ваше имя о помиловании Бахминой. Для этого есть все законные основания. (Она отсидела больше половины срока, признала вину, имеет поощрения от лагерного начальства и абсолютно положительную характеристику; двое малолетних детей, беременна, на сносях.) И вот за месяц кое-как собрали 65 тысяч подписей. Но она пока сидит (лежит, скоро родит).

В то же самое время в Ираке американская сержантка (Цинтия или как ее там) подобрала щеночка и захотела взять его домой, в США. А там запрет на ввоз животных из сомнительных стран. Сержантка разместила в интернете петицию к своему правительству, тут же собралось 65 тысяч подписей, и правительство США разрешило притащить щенка в Алабаму.

У них за собачку, а у нас...

Г-н президент, 65 тысяч - это, конечно, ничтожно мало. Вы привыкли мерить голоса миллионами (бюллетенями); с электоральной точки зрения, 65 тысяч - это 0,05% (пять сотых процента). Но так можно считать только в том случае, когда речь идет о поголовье. А человек не всегда скотина.

Г-н президент, для вас, надеемся, важно не сколько подписей, а кто подписал. Скажем, мнение премьер-министра для вас неизмеримо, невообразимо важнее, чем мнение всех журналистов планеты. (А ваше для него?)

Он (премьер) считает людей на штуки. Это заметили давно - когда он вернул сталинский гимн. Лучшие люди, настоящая элита (например, Ростропович) говорили, что это плохая идея, а он наплевал, сказав: “Может быть, мы с народом ошибаемся”. Он таким манером ссылался на статистику (была ли она?), то есть - на количество голосов (чьих?), и называл эту массу народом, а он, мол, плоть от плоти…

Масса легко управляема (особенно по ТВ), и вот поклонников Сталина стало гораздо больше, а ученых еще 300 тысяч уехало, а население еще на 5 миллионов убавилось. Похоже, вы с народом ошиблись. У 20 процентов вообще нет своего мнения. Чего ни спроси (даже самое простое), они ставят крестик в графе “затрудняюсь ответить” - то есть или ума не хватает, или храбрости. И на них ориентироваться в государственных вопросах?

Среди подписавших есть имена, которых более чем достаточно.

Россия - страна духа, а не арифметики. Один Лев Толстой, один Сахаров, один Солженицын - такие голоса стоят миллионов. Это же не килограммами меряется и не на штуки. Это же не яйца, чтобы считать десятками.

Среди подписавших - всенародно любимые, знаменитые имена: Лия Ахеджакова, Марк Захаров, Инна Чурикова, ученые, врачи, музыканты - настоящая элита, а не чиновная шелуха (плевелы).

Вчера один вхожий в информированные кремлевские круги человек, заступаясь за вас, г-н президент, запальчиво кричал:

— А если он не знает?!

Он имел в виду, что вы не знаете о сборе подписей в интернете. Но этого же не может быть. Вы - человек интернета. Но даже если бы вы сами не пользовались, ваши спецслужбы, безусловно, доносят вам об этой акции (ведь и митинг был).

Человек запальчиво кричал:

— А ты знаешь, что в Кремле до сих пор нет официального прошения о помиловании от Бахминой?!

Но зачем вам бумажка от какой-то Бахминой, когда у вас есть Конституция, и право помилования, и прошение с подписями великих людей, увенчанных не только народной любовью, но и орденами “За заслуги перед Отечеством”.

Гамлет, объясняя актерам, на кого они должны ориентироваться, говорит:

— Театр во все времена должен держать, так сказать, зеркало перед природой, показывать доблести ее истинное лицо и ее истинное - низости, и каждому веку истории - его неприкрашенный облик. Если тут перестараться или недоусердствовать, несведущие будут смеяться, но знаток опечалится, а суд последнего должен для вас перевешивать целый театр, полный первых.

И вы, г-н президент, возможно, должны больше думать о том, какое впечатление производите на лучших людей России, чем на придворных.

Непатриотично будет заканчивать письмо цитатой из иностранца. Пожалуй, лучше обратиться к русской классике, у нас ведь и свои знаменитые собачки есть.

Герасим не хотел топить Муму. Но утопил, потом плакал. Он вместо того, чтобы послушаться своего сердца, послушался злую барыню, которую бесило тявканье.

…Скольких вы вообще помиловали за полгода? Первые полгода царствования. Пора. Война у вас уже есть, и победа есть. Жесткость Россия уже показала. Но цари не только казнили. Они и миловали.

Надо соответствовать».

Очень интересно наблюдать, как вывернутся Путин и Медведев из этой ситуации с Бахминой. Не будет помилования - лицо потеряют оба. С досады будут «закручивать гайки» и дальше, чтобы запугать. Вряд ли выйдет – Рубикон пройден. Если же Медведев помилует Бахмину – теряет лицо и авторитет Путин. Сами подставились! Снова, как и на Кавказе в августе, - вынужденные ходы, и каждый ход невыигрышный. А сотни откликов, пришедших на Интернет-форум газеты "Московский комсомолец" в связи со статьей Минкина, - показательны. Очень много пишут штатные и нештатные блюстители, но много и здравого, которое не буду приводить, а только зафиксирую отрадное бурление общественного мнения. Отнюдь не все ошкурились и сломались и впали в "стокгольмский синдром", совсем немало осталось неравнодушных и способных отличать добро от зла. И в этом - надежда.


В избранное