Все выпуски  

Международное Информационное агентство "Тренд" 2008-07-11 12:15


Международное Информационное агентство "Тренд"
Рассылка новостей
2008-07-11 12:15

Пекинским ресторанам запрещено подавать блюдо из собачьего мяса во время проведения Олимпиады
2008-07-11 11:57 agency@trendaz.com (Trend)

о этим данным, 112-ти харчевням китайской столицы, которые специализируются на приготовлении собак, временно запрещено продавать свои специальные блюда, сообщает Синьхуа. Посетителям, которые пожелают отведать такие блюда, будут вежливо предлагать выбрать что-нибудь другое. Ограничения не наложены лишь на продажу мяса собак в аптеках, передает радиостанция Эхо Москвы. В традиционной китайской медицине считается, что мясо "друга человека" помогает людям, страдающим от давления.

Cирия – главный герой саммита в Париже
2008-07-11 11:58 agency@trendaz.com (Trend)

ария Аппакова,  политический обозреватель РИА Новости Из представителей 43 государств, прибывающих в Париж для участия в открывающемся 13 июля саммите «Союз ради Средиземноморья», главным героем станет президент Сирии Башар Асад. Его участие в саммите, а также перспектива, что он окажется за одним столом с премьер-министром Израиля Эхудом Ольмертом представляют гораздо больший интерес для СМИ, чем сам факт проведения мероприятия, каким бы впечатляющим ни казался его формат. Дело в том, что от саммита никто не ждет ни сенсаций, ни прорывных договоренностей. «Союз ради Средиземноморья» или «Средиземноморский союз», о создании которого мечтает президент Франции Николя Саркози, грозит превратиться в неповоротливую бюрократическую структуру. Новая организация по замыслу дублирует «Барселонский процесс» - так  называют Евро-Средиземноморский диалог, инициированный в 1992 году и закрепленный спустя три года в Барселонской декларации. Участниками Барселонского процесса является 35 государств (25 европейских и 10 южносредиземноморских). Это практически единственная интеграционная структура, в работе которой участвуют и Израиль, и арабские страны. Ее цели  -  сотрудничество стран Средиземноморского региона по таким вопросам, как борьба с терроризмом, поощрение регионального экономического сотрудничества, решение проблем незаконной миграции, а также защита экологии и диалог культур. На такие же цели настроен и «Союз ради Средиземноморья». Предполагается и одинаковый источник финансирования – Евросоюз. На сегодняшний день очевидно лишь одно различие – наличие двух сопредседателей в новой структуре (один от ЕС, другой от неевропейских участников), два содиректора планируется ввести и в секретариате. Но стоило ли ради таких изменений устраивать масштабное политическое шоу? Для чего собираются главы государств или их представители в Париже, станет ли «Средиземноморский союз» логическим продолжением Барселонского процесса или же это параллельная структура?  И если это так, то зачем такие усилия, особенно учитывая то, что евро-средиземноморский диалог развивается не так уж успешно, как надеялись его инициаторы, и «Союз» может повторить тот же путь. Парадокс в том, что всеми этими вопросами задаются не только наблюдатели, но и будущие участники саммита. И именно  из-за этого многие главы государств до последнего сомневались приезжать им или нет в Париж.  В частности, это касается премьер-министра Турции Тайипа Эрдогана. Анкара также опасается, что ее участие в будущем союзе станет предлогом для затягивания переговоров по ее вступлению в ЕС. Ведь именно Франция больше других противится скорейшему вступлению Турции в эту организацию, предлагая ей другие формы интеграции с европейскими странами. Что касается арабских стран, то многие из них они опасались быть втянутыми в совместные проекты с Израилем, в то время как мирный процесс  на Ближнем Востоке практически не продвигается. В частности, это Алжира. Тем более что горький опыт уже имеется - отсутствие мира в этом регионе одна из причин медленного продвижения Барселонского процесса. Громче других об этом говорил ливийский лидер Муаммар Каддафи. В итоге Ливия оказалась единственной страной из приглашенных, кто не будет участвовать в саммите. Каддафи назвал новый проект Саркози «минным полем», которое неминуемо  станет почвой для терактов, организуемых радикальными группировками. Каддафи известен своими яркими высказываниями, воспринимаемыми в мире в основном как шоу, а не серьезные заявления. Однако нельзя не признать и его многолетний политический опыт. Внимания заслуживают слова Каддафи о том, что слишком широкое участие стран в новой структуре скорее напоминает салат, в который каждая группа стран принесет свои проблемы. Речь и об арабо-израильском конфликте, и о турецко-курдских проблемах, и о ситуации в Ираке и Ливане, и о разных подходах среди потенциальных участников «Союза» к таким движениям как палестинское ХАМАС и ливанское «Хезболлах». Именно поэтому ливийский лидер считает, что новый союз вместо того, чтобы  улучшать ситуацию в регионе, как мечтает Саркози, приведет к новым конфликтам. И, несмотря на то, что он изначально поддерживал идею средиземноморской интеграции, решил не приезжать на саммит. Здесь стоит уточнить, что первоначально речь шла о союзе только между государствами, выходящими к Средиземному морю. А Каддафи вообще предлагал ограничить его 5 или 6 североафриканскими странами и таким же количеством европейских, дабы решать конкретные проблемы, накопившиеся между ними. Однако Саркози подвергся мощному давлению со стороны Германии, настоявшей на участии в новой структуре всех членов Евросоюза. Во что это выльется, мало кто представляет. Впрочем, многие подчеркивают, что участие в саммите еще ни к чему не обязывает.    Внимание прессы сосредоточено и на первой за три года встрече президентов Франции и Сирии, и на встрече Асада с Мишелем Сулейманом - первой после избрания последнего президентом Ливана. Также впервые президент Сирии окажется за одним столом с главой израильского правительства. И пусть никаких переговоров между ними не предполагается, но уже сам факт присутствия Асада и Ольмерта на одном мероприятии претендует на сенсацию. Сирия демонстрирует миру свое новое политическое лицо, готовность к диалогу и открытость. Визит Асада в Париж - это прорыв в преодолении дипломатической изоляции Сирии, которая продолжалась последние несколько лет. В 2005 году после убийства экс-премьера Ливана Рафика Харири вина за организацию этого преступления была возложена частью международного сообщества на Дамаск. Самыми ярыми критиками Сирии были США и Франция, хотя традиционно последняя поддерживала с Дамаском весьма тесные связи. Сирию также обвиняли во вмешательстве во внутренние дела Ливана, и провоцированию там внутренних конфликтов. В частности, речь шла о поддержке сирийцами «Хезболлах», которое признано рядом западных стран как террористическое. Одновременно Дамаск критиковали и за поддержку ХАМАС. Однако после того как ливанские политики в конце мая пришли к соглашению об избрании президента страны и договорились решать все разногласия без применения оружия, позиция Запада, да и ряда арабских стран по отношению к Дамаску заметно смягчилась. И визит Асада в Париж окончательно это подтверждает, давая шанс Сирии вывести на новый уровень свои отношения не только с Францией, но и с другими странами Европы, а также арабскими государствами, которые не могут простить Дамаску слишком тесные связи с Тегераном. Сирия в лице Башара Асада получила шанс избавиться от ярлыка политического изгоя, ярлыка приобретенного ею в последние несколько лет, и вернуться в большую политику. Что дальше – зависит и от Дамаска и от Запада, но после саммита в Париже правили игры для Сирии, в любом случае, меняются – в отличие от ситуации в Средиземноморье. -0-

Cирия – главный герой саммита в Париже
2008-07-11 11:58 agency@trendaz.com (Trend)

Мария Аппакова, политический обозреватель РИА Новости Из представителей 43 государств, прибывающих в Париж для участия в открывающемся 13 июля саммите «Союз ради Средиземноморья», главным героем станет президент Сирии Башар Асад. Его участие в саммите, а также перспектива, что он окажется за одним столом с премьер-министром Израиля Эхудом Ольмертом представляют гораздо больший интерес для СМИ, чем сам факт проведения мероприятия, каким бы впечатляющим ни казался его формат. Дело в том, что от саммита никто не ждет ни сенсаций, ни прорывных договоренностей. «Союз ради Средиземноморья» или «Средиземноморский союз», о создании которого мечтает президент Франции Николя Саркози, грозит превратиться в неповоротливую бюрократическую структуру. Новая организация по замыслу дублирует «Барселонский процесс» - так называют Евро-Средиземноморский диалог, инициированный в 1992 году и закрепленный спустя три года в Барселонской декларации. Участниками Барселонского процесса является 35 государств (25 европейских и 10 южносредиземноморских). Это практически единственная интеграционная структура, в работе которой участвуют и Израиль, и арабские страны. Ее цели - сотрудничество стран Средиземноморского региона по таким вопросам, как борьба с терроризмом, поощрение регионального экономического сотрудничества, решение проблем незаконной миграции, а также защита экологии и диалог культур. На такие же цели настроен и «Союз ради Средиземноморья». Предполагается и одинаковый источник финансирования – Евросоюз. На сегодняшний день очевидно лишь одно различие – наличие двух сопредседателей в новой структуре (один от ЕС, другой от неевропейских участников), два содиректора планируется ввести и в секретариате. Но стоило ли ради таких изменений устраивать масштабное политическое шоу? Для чего собираются главы государств или их представители в Париже, станет ли «Средиземноморский союз» логическим продолжением Барселонского процесса или же это параллельная структура? И если это так, то зачем такие усилия, особенно учитывая то, что евро-средиземноморский диалог развивается не так уж успешно, как надеялись его инициаторы, и «Союз» может повторить тот же путь. Парадокс в том, что всеми этими вопросами задаются не только наблюдатели, но и будущие участники саммита. И именно из-за этого многие главы государств до последнего сомневались приезжать им или нет в Париж. В частности, это касается премьер-министра Турции Тайипа Эрдогана. Анкара также опасается, что ее участие в будущем союзе станет предлогом для затягивания переговоров по ее вступлению в ЕС. Ведь именно Франция больше других противится скорейшему вступлению Турции в эту организацию, предлагая ей другие формы интеграции с европейскими странами. Что касается арабских стран, то многие из них они опасались быть втянутыми в совместные проекты с Израилем, в то время как мирный процесс на Ближнем Востоке практически не продвигается. В частности, это Алжира. Тем более что горький опыт уже имеется - отсутствие мира в этом регионе одна из причин медленного продвижения Барселонского процесса. Громче других об этом говорил ливийский лидер Муаммар Каддафи. В итоге Ливия оказалась единственной страной из приглашенных, кто не будет участвовать в саммите. Каддафи назвал новый проект Саркози «минным полем», которое неминуемо станет почвой для терактов, организуемых радикальными группировками. Каддафи известен своими яркими высказываниями, воспринимаемыми в мире в основном как шоу, а не серьезные заявления. Однако нельзя не признать и его многолетний политический опыт. Внимания заслуживают слова Каддафи о том, что слишком широкое участие стран в новой структуре скорее напоминает салат, в который каждая группа стран принесет свои проблемы. Речь и об арабо-израильском конфликте, и о турецко-курдских проблемах, и о ситуации в Ираке и Ливане, и о разных подходах среди потенциальных участников «Союза» к таким движениям как палестинское ХАМАС и ливанское «Хезболлах». Именно поэтому ливийский лидер считает, что новый союз вместо того, чтобы улучшать ситуацию в регионе, как мечтает Саркози, приведет к новым конфликтам. И, несмотря на то, что он изначально поддерживал идею средиземноморской интеграции, решил не приезжать на саммит. Здесь стоит уточнить, что первоначально речь шла о союзе только между государствами, выходящими к Средиземному морю. А Каддафи вообще предлагал ограничить его 5 или 6 североафриканскими странами и таким же количеством европейских, дабы решать конкретные проблемы, накопившиеся между ними. Однако Саркози подвергся мощному давлению со стороны Германии, настоявшей на участии в новой структуре всех членов Евросоюза. Во что это выльется, мало кто представляет. Впрочем, многие подчеркивают, что участие в саммите еще ни к чему не обязывает. Внимание прессы сосредоточено и на первой за три года встрече президентов Франции и Сирии, и на встрече Асада с Мишелем Сулейманом - первой после избрания последнего президентом Ливана. Также впервые президент Сирии окажется за одним столом с главой израильского правительства. И пусть никаких переговоров между ними не предполагается, но уже сам факт присутствия Асада и Ольмерта на одном мероприятии претендует на сенсацию. Сирия демонстрирует миру свое новое политическое лицо, готовность к диалогу и открытость. Визит Асада в Париж - это прорыв в преодолении дипломатической изоляции Сирии, которая продолжалась последние несколько лет. В 2005 году после убийства экс-премьера Ливана Рафика Харири вина за организацию этого преступления была возложена частью международного сообщества на Дамаск. Самыми ярыми критиками Сирии были США и Франция, хотя традиционно последняя поддерживала с Дамаском весьма тесные связи. Сирию также обвиняли во вмешательстве во внутренние дела Ливана, и провоцированию там внутренних конфликтов. В частности, речь шла о поддержке сирийцами «Хезболлах», которое признано рядом западных стран как террористическое. Одновременно Дамаск критиковали и за поддержку ХАМАС. Однако после того как ливанские политики в конце мая пришли к соглашению об избрании президента страны и договорились решать все разногласия без применения оружия, позиция Запада, да и ряда арабских стран по отношению к Дамаску заметно смягчилась. И визит Асада в Париж окончательно это подтверждает, давая шанс Сирии вывести на новый уровень свои отношения не только с Францией, но и с другими странами Европы, а также арабскими государствами, которые не могут простить Дамаску слишком тесные связи с Тегераном. Сирия в лице Башара Асада получила шанс избавиться от ярлыка политического изгоя, ярлыка приобретенного ею в последние несколько лет, и вернуться в большую политику. Что дальше – зависит и от Дамаска и от Запада, но после саммита в Париже правили игры для Сирии, в любом случае, меняются – в отличие от ситуации в Средиземноморье. -0-


В избранное