Все выпуски  

Международное Информационное агентство "Тренд" 2008-06-05 17:15


Международное Информационное агентство "Тренд"
Рассылка новостей
2008-06-05 17:15

В поисках альтернативы нефти
2008-06-05 16:48 agency@trendaz.com (Trend)

ндрей Фесюн, обозреватель РИА Новости Встреча министров энергетики, которая пройдет 7-8 июня в городе Аомори на севере главного японского острова Хонсю ровно за месяц до начала саммита лидеров восьми основных мировых держав, готовится в атмосфере сдержанного благодушия. С легкой руки одного из представителей грядущего форума, планы организаторов японской стороны описываются как "желание сделать энергопотребление в мире чистым и зеленым". Суть собрания состоит в том, чтобы обсудить энергетическую ситуацию на планете и выразить к ней свое отношение. Также, по мнению источника в российском внешнеполитическом ведомстве, "участники проведут оценку нынешней ситуации и причин, приведших к ее складыванию, после чего подтвердят перспективность направлений дальнейшего движения". По результатам встречи будет подписано Совместное заявление, некая декларация о намерениях, не имеющая обязательного характера. Поскольку все участники заседания считаются единомышленниками, в нем по определению будет отсутствовать момент противостояния и – добавим от себя – серьезных стимулов к форсированному решению проблем. В марте 2006 года в Москве прошла встреча министров энергетики стран "восьмерки" (в 2007 году перед германским саммитом таковой не проводилось), идея которой очень понравилась японской стороне возможностью, с одной стороны, попытаться выработать общую направленность в вопросах потребления энергоресурсов, а, с другой – продемонстрировать миру свои высокотехнологичные достижения в области использования альтернативных источников энергии. Министр экономики, торговли и промышленности Японии Акира Амари заявил на прошлой неделе в ходе пресс-конференции в Токио, что его страна "намерена подтвердить намерение сотрудничать в развитии и применении революционно-новых технологий (производства) альтернативной энергии в развивающихся странах". Министр не стал говорить, что сейчас у него в стране уровень использования альтернативных источников энергии остается на удивление низким – их продукция составляет всего 1,3% от общего энергопотребления, которые к 2014 году планируется увеличить всего до 1,6% (для сравнения – в Германии этот показатель составляет 8,5%, а к 2020 году вырастет до 20%). В Японии основное ударение делают на ядерной энергетике и рециклировании топлива для АЭС, видя в развитии этой области в других странах, прежде всего Китае и Индии, один из скорейших путей к снижению объемов выбросов "парниковых газов". В этом, однако, с ней не согласна Германия, где очень сильно "анти-ядерное движение", и сфера атомной энергетики понемногу сворачивается. На московской встрече участники пришли к малоутешительному (для некоторых стран) выводу, что, по крайней мере до 2050 года, нефть, природный газ и уголь останутся основной базой мировой энергетической промышленности. Соответственно, на первый план вышла проблема диверсификации источников энергии, и в Аомори японские представители намерены говорить о "гибридных" автомобильных двигателях и о турбинах, использующих энергию ветра. Если с "гибридами" Япония является бесспорным лидером, то, специальные турбины хотя и производится компанией "Мицубиси дзюкоге", но на 80% за пределами Японии и не для внутреннего применения. В США таковые выработали в минувшем году 5,2 гигаватта, - в 38 раз больше, чем в Японии. В целом же по использованию этого источника бесплатной энергии Япония находится на 14 месте в мире. Еще об одном альтернативном источнике энергии - солнечных батареях, Япония если и станет говорить, то не слишком громко: объемы их применения в стране медленно снижаются, и, по прогнозам, в этом году ее обгонят США. Компания "Шарп", еще не так давно являвшаяся почти монополистом в производстве солнечных батарей, сдала свои позиции германской фирме Q-Cells. Одной из основных причин такого положения экономические обозреватели считают принятую в Японии систему, при которой энергетические компании обязаны покупать фиксированные объемы энергии от альтернативных источников. Однако она работает плохо, в отличие от распространяющейся по европейским странам системы "стимулирующих тарифов", когда производимая от альтернативных источников энергия в течение определенного периода покупается по ценам выше рыночных. Пока неизвестно, с какими предложениями выступит на встрече глава российской делегации, министр энергетики Сергей Шматко. Безусловно, для России, являющейся одним из крупнейших в мире экспортеров энергоносителей, проблема дефицита энергии стоит не столь остро, однако позиция "нам своего хватит" может уже в недалекой перспективе сыграть с нашей экономикой злую шутку. Мнение автора может не совпадать с позицией редакции Trend Capital.

Чего стоить ждать от встречи Медведева и Саакашвили?
2008-06-05 16:49 agency@trendaz.com (Trend)

асколько эффективной будет встреча президентов России Дмитрия Медведева и Грузии Михаила Саакашвили в Санкт-Петербурге, какими могут быть ее итоги? На этот вопрос РИА Новости ответили эксперты в Тбилиси: С точки зрения доктора политических наук, бывшего посла Грузии в РФ, экс-руководителя миссии Грузии при НАТО и при ЕС Зураба Абашидзе: Это не будет фундаментальная встреча, но, видимо, основные акценты там будут расставлены. Главное, установится личная связь двух президентов, что немаловажно. Ожидания у меня со сдержанным оптимизмом. Каких-то больших прорывов не ожидаю в наших двухсторонних взаимоотношениях. Но хотел бы видеть какие-то новые акценты, позитивные элементы. И они во внешней политике России появятся, может быть не сразу, со временем. У Грузии и России одна единственная проблема – конфликты в Абхазии и Южной Осетии. Других серьезных проблем в наших взаимоотношениях нет, все остальное второстепенное. Все можно было бы решить рассмотреть, проанализировать, но при условии, что в разрешении этих конфликтов появится какой-то разумный прогресс. Что, к сожалению, не только не имеет места, а за последний месяц произошел явный регресс, опасный, загоняющий еще глубже разрешение конфликтов и, в целом, наши двухсторонние проблемы. Когда появились проблемы в Абхазии и Осетии, НАТО и в помине не было. Грузия по мере углубления и осложнения этих проблем и из-за неоднозначной политики России отходила в сторону НАТО в поисках поддержки. Если бы в свое время были найдены пути разрешения этого конфликта, никакой надобности у Грузии искать поддержку где-то там далеко от Грузии не было. К сожалению, Россия своей двуликой политикой в отношении Абхазии оттесняла Грузию от себя, Грузия отходила от России в той степени, в какой Россия отталкивала от себя. После вооруженного конфликта в Абхазии Грузия полностью взяла курс во внешней ориентации на Россию в надежде на то, что Россия поможет мирному разрешениию конфликта и возвращению Абхазии в лоно Грузии. Грузия в 1993 году вступила в СНГ, она присоединилась к договору о коллективной безопасности в рамках СНГ, подписала соглашение о размещении российских военных баз на территории Грузии сроком на 25 лет. Для ратификации в парламенте этого соглашения Грузия просила выполнения у российской стороны двух вещей: оказать реальную помощь, первое, в урегулировании конфликта в Абхазии и, второе, в строительстве вооруженных сил Грузии. Парламент выжидал два-три года, но ни то, ни другое не было осуществлено. Отношения с НАТО начали выстраиваться уже во второй половине девяностых годов. Когда мы увидели, что ничего не происходит, мы больше и больше теряем Абхазию, мы начали в отчаянии искать поддержку на Западе. В 1998-99 годах предлагали России своеобразный нейтральный статус Грузии, и в этом плане нам помогал Евросоюз выработать концепцию для Южного Кавказа, даже был подготовлен проект, который назывался пакт стабильности по Южному Кавказу, который подразумевал коллективную ответственность больших игроков - России, США, Евросоюза, Турции. Тогда Россия отказалась от этого, посчитав, что это какой-то маневр, чтобы увести Грузию на Запад. Вот этот нейтральный статус тогда Россия не приняла. Россия самокритично должна подойти к ситуации сложившейся в наших отношениях, понять позицию Грузии, которая единственное что требует - это восстановление территориальной целостности. Наши амбиции дальше наших границ не уходят. Но и грузинская сторона должна самокритично подойти к сложившимся отношениям, мы тоже много допустили ошибок, и я знаю, когда эти ошибки были допущены. Надо думать о сегодняшнем дне, завтрашнем и прекратить ту политику, которая разрушает на корню нашу вековую дружбу. С точки зрения главного редактора газеты «Свободная Грузия» Тато Ласхишвили: На моей памяти такого тяжелого фона перед встречей президентов России и Грузии не было. Вместе с тем, мы не раз убеждались, что личная позиция президентов не имела ничего общего с дальнейшими политическими шагами их администрации, правительства и политиков, которые шли на все, чтобы только удержаться, усидеть на своем кресле. Очень часто мы были свидетелями того, когда представители политических элит только тем и занимались, что, предотвращая опасность со стороны оппонентов, угрожали им еще более разрушительным ответом. С обеих сторон чувствовались какие-то комплексы, где-то перегибали палку, где-то, может быть, переоценивая свои возможности, не рассчитали соотношение кнута и пряника. Как обычно бывает, создавшейся ситуацией мастерски воспользовалась та сторона, в интересах которой и было формирование политического курса именно в таком ключе. Поэтому я не думаю, что в ближайшем будущем реально возможно все изменить. Для этого должно пройти время, чтобы страсти успокоились, схлынули, чтоб мы смогли сделать соответствующие выводы, ориентироваться на будущее, руководствоваться прагматическими подходами. От первой встречи Медведева и Саакашвили зависит немало. Учитывая то, что напряженность в российско-грузинских отношениях достигла критической точки, перед ними стоит сложнейшая задача – повернуть вспять те процессы, которые уже запущены, а главное, заложить основу смены политического курса. И, прежде всего, они должны убедить в необходимости этого свое ближайшее окружение.  С точки зрения политолога, психолога Рамаза Сакварелидзе: Заинтересованность, думаю, будет с обеих сторон. Проблемы Грузии известны:  конфликтные зоны и вообще взаимоотношения с Россией. Заинтересованность должна быть и с российской стороны. Сейчас президент Медведев лепит свое политическое лицо, и, наверное, по логике не желает, чтобы оно не было похоже на лицо предыдущего президента. То есть он должен иметь свою политическую линию, свой политический почерк. Напряженности, которые возникли во время президентства Путина, он, по всей видимости, будет стараться смягчить, изменить в режиме политического урегулирования. Но это, в первую очередь, будет зависеть не от взаимоотношений России и Грузии, а от взаимоотношений, возникших в самой российской политической среде. Сейчас, наверное, идет борьба за то, кто будем самым влиятельным: президент, премьер или другие структуры, допустим, генералитет. С избранием нового президента это все сызнова должно строиться и по результатам этого строительства можно будет судить о шагах России, предпринимаемых в международной сфере. С точки зрения историка, политика Иосифа Угрелидзе: Кардинального прорыва в отношениях не ожидается. Упор будет сделан на установление личных контактов двух президентов. На мой взгляд, будут обсуждаться самые главные на сегодня вопросы: отмена Указа от 16 апреля о снятии блокады; о целесообразности введения и нахождения в Абхазии дополнительных миротворческих сил; вопрос о восстановлении железнодорожного участка на территории Абхазии с задействованием дороги до Армении. И самой главной темой, конечно же, будет вступление Грузии в НАТО и увязка её с территориальной целостностью. С моей точки зрения, позиция России будет неизменной. Грузия едина неделима, однако… без НАТО. Это должны понимать и осознавать как Михаил Саакашвили, так грузинское общество. Установление прямых отношений между президентами - это уже положительный фактор для конструктивной работы по снятию напряженности между нашими странами.


В избранное