Все выпуски  

Международное Информационное агентство "Тренд" 2008-06-17 10:00


Международное Информационное агентство "Тренд"
Рассылка новостей
2008-06-17 10:00

Звезды Голливуда в слезах (фотосессия)
2008-06-17 09:28 agency@trendaz.com (Trend)

Британский фотограф Сэм Тэйлор-Вуд (Sam Taylor-Wood) известна своими концептуальными фотопроектами, но среди ее работ есть и фото знаменитостей. Предлагаем вам ее фотосерию «Плачущие мужчины»: звезды Голливуда, разбившие столько женских сердец, заливаются слезами перед объективом фотокамеры. Несколько слов самой Сэм Тэйлор-Вуд о проекте: «Некоторые мужчины начинали рыдать еще до того, как я успевала включить камера, а для у других это вызывало реальные трудности. Люди сами могут для себя решить где реальные слезы, а где фальшивые. В этом и заключается идея, взять этих больших, мускулистых мужчин и показать их обратную сторону» Источник: www.etoday.ru

Подразделения Вооруженных сил Армении вновь нарушили режим прекращения огня
2008-06-17 09:38 agency@trendaz.com (Trend)

Подразделения Вооруженных сил Армении 16 июня с 17:35 до 18:25, и с 21:00 до 21:20 с перерывами, с позиций на территории села Чинарли Бердского района Республики Армения, подвергли обстрелу позиции Вооруженных сил Азербайджана на территории села Коха Няби Товузского района, с 23:45 до 23:55 с позиций, неподалеку от села Ашагы Абдурахманлы Физулинского района, с 23:50 до 23:58 с позиций неподалеку от села Куропаткино Ходжавендского района, подвергли обстрелу противоположные позиции Азербайджанских вооруженных сил. Об этом сообщили в пресс-службе Минобороны Азербайджана. Ответным огнем обстрел был подавлен, потерь нет.

Первезу Мушаррафу, пакистанскому лидеру, в мире доверяют меньше всего
2008-06-17 09:41 agency@trendaz.com (Trend)

а втором месте – глава Ирана Махмуд Ахмадинежад. Согласно результатам опроса, проведенного в мире, население меньше всего доверяет президентам Пакистана и Ирана, передает Рейтер. Третье место в этом рейтинге принадлежит Джорджу Бушу, президенту США, сообщает электронная версия газеты «Московский Комсомолец».

Андрис Пиебалгс:  газопроводы никогда не бывают лишними
2008-06-17 09:45 agency@trendaz.com (Trend)

омиссар Евросоюза по энергетическим вопросам Андрис Пиебалгс дал эксклюзивное интервью РИА Новости во время заседания учредителей и членов европейской газовой организации "Еврогаз" в Лейпциге. Он ответил на вопросы о важности диверсификации энергоисточников, значении строящегося газопровода Nord Stream, а также имеющихся у некоторых европейских стран возражений против строительства этого газопровода. Беседовала Ольга Семенова. - Господин Пиебалгс, каковы ваши отношения, точнее отношения Еврокомиссии к строительству Nord Stream. - Думаю, что этот проект развивается успешно, но есть многие вопросы, которые еще надо решать. И главное, поскольку это первый большой проект на Балтийском море, - это все, что касается окружающей среды, ее защиты, проблемы затопленных боеприпасов.... На эти вопросы должны быть получены ответы. И я вижу, что консорциум эти ответы ищет, идут законодательные процессы, так что, может быть, какая-то задержка возникнет по времени, но я не вижу коренных проблем. Что же касается поставок газа, которые пойдут по нему на европейский рынок, то это - 55 миллиардов кубометров, которые Европе необходимы, даже если мы останемся при нынешнем потреблении газа. Запасы газа уменьшаются, и эти поставки нужны для лучшего обеспечения потребителей в Европейском союзе. Nord Stream усиливает энергетическую безопасность в Евросоюзе, потому что это новый проект, новый газопровод и на самом деле газопроводы никогда не бывают лишними. - Господин Пиебалгс, во время визита президента России Медведева в Германию канцлер Ангела Меркель высказала предположение, что проблемы с вводом в строй Nord Stream могут возникнуть из-за старых предубеждений ряда стран, которые мешают выдать необходимые разрешения на его прокладку. Что вы думаете по этому поводу? - Что касается законодательной стороны, то здесь в Евросоюзе все развивается в соответствии с принятыми процедурами. И я не вижу никаких вопросов, которые должны были бы решаться политиками. Есть определенные требования, которые должны быть выполнены и консорциум их знает и должен это учесть. То, что канцлер думает, это более тонкая материя. Мы живем сейчас в мире, где все взаимосвязано. Мы не должны смотреть на поставки энергии и энергоресурсов, как это было во время, скажем, железного занавеса. Сейчас другое время. Понятно, что каждый хочет получить лучшие условия - я, как покупатель и "Газпром", как продавец. И не надо искать в этом большую политику или подоплеку. Почему мы настаиваем на диверсификации поставок - это просто потому, что "нельзя класть все яйца в одну корзину". Известная мудрость, всегда надо искать альтернативу, запасные варианты, но это не значит, что я не доверяю поставщику. Просто ты всегда должен обеспечить диверсификацию. Это вопрос очень тонкий. Мы довольно долго жили при таких обстоятельствах, когда вопросы энергетических поставок приобретали геополитический характер, и надо время, чтобы из этого выйти не только в отношении с поставщиками, но также и внутри ЕС, почувствовать солидарность других европейских стран. Таким образом канцлер права, что надо создавать климат взаимопонимания и доверия. Это не то, что получить какие-то там разрешения. Это намного более сложная тема, о которой говорила Ангела Меркель, и что политики могут в это внести свой вклад. - Сейчас много говорится о возможном создании так называемого газового ОПЕК. Ваше отношение к этому. - Я очень отрицательно, очень отрицательно настроен. Мы видим, что сегодня стало с нефтяным ОПЕКом и даже если политика ОПЕК не связана с ценами на нефть, даже если не связана, то все равно все думают, что она связана. Поэтому я не считаю, что картельные соглашения могут быть хорошими. То что страны с разными интересами встречаются, говорят, обсуждают проблемы, обмениваются опытом друг с другом - это правильно, но как только эти встречи становятся картельными, это всегда противоречит интересам рынка. И поэтому я всегда против картелей - это не помогает никому.

Скандал на концерте Кайли Миноуг
2008-06-17 09:47 agency@trendaz.com (Trend)

Скандал на московском концерте Кайли Миноуг! В первые же минуты после начала шоу охранники звезды обнаружили около туалета подозрительный сверток. Как настоящие профессионалы, сотрудники службы безопасности зарубежной знаменитости умело предотвратили панику. В данный момент секьюрити занимаются выяснением подробностей инцидента, который мог бы превратиться в серьезный международный скандал. Источник: life.ru

Туристы и панды из Китая поедут на Тайвань
2008-06-17 09:52 agency@trendaz.com (Trend)

Дмитрий Косырев, политический обозреватель РИА Новости Туристы из Китая начнут путешествовать по Тайваню уже в июле. Возможно, Тайваньский пролив пересечет, наконец, и парочка панд, которые были подарены Пекином Тайбэю еще три года назад. Правившая тогда на острове Демократическая партия отказалась от животных, и вдобавок затягивала до предела любые переговоры о сближении острова с материком (в том числе в области туризма). За что и пострадала, потеряв парламент и президентский дворец (последний – 22 марта, когда с 58% голосов победу одержал кандидат от традиционной для Тайваня партии Гоминьдан, Ма Инцзю). Президент Ма пришел к власти с мандатом избирателей на сближение с материковым Китаем. И начал выполнять свою задачу безотлагательно. Так, на прошедшие выходные в Китае впервые после девятилетнего перерыва побывала делегация Фонда по обменам через пролив, которую принимали коллеги от аналогичной организации – Ассоциации по отношениям через пролив. А после нее – и глава Китайской народной республики Ху Цзиньтао. Обе «черезпроливные» организации были созданы властями Китая и Тайваня в начале 90-х для того, чтобы поддерживать и развивать контакты друг с другом. Понятно, что не может быть дипломатических и межгосударственных отношений Китая с китайской же территорией, уцелевшей в качестве убежища режима, проигравшего гражданскую войну 1945-1949 годов. Строго говоря, КНР и Тайвань до сих пор находятся в состоянии войны, не подписав мирных документов. Но тайваньцев, посетивших Пекин, эти серьезные вопросы не волновали. Они избрали тактику «малых дел перед большими» и «решения легких проблем перед тяжелыми». Малой и легкой проблемой был в этот раз выбран туризм. Тайваньские туристы постоянно встречаются в Китае, хотя оказываются там сложными путями. А вот наоборот не получалось. До тех пор, пока в эти выходные в Пекине не были достигнуты договоренности о чартерных полетах через пролив, о начинающейся уже на это неделе поездке 39 китайских туроператоров на Тайвань. Причем пока шли переговоры на эту тему, только в южном городе Гуанчжоу раздалось 15 тысяч звонков местных китайцев в туркомпании с вопросом «когда?». Есть, конечно, и другие «когда», помасштабнее. Например, когда Тайвань повторит путь Гонконга и полноценно войдет в состав Китайской Народной Республики? Новый президент острова, Ма Инцзю, 54 лет, считает, что «не при его жизни». Он занят вовсе не политическим слиянием с материком, а нормальным экономическим существованием Тайваня. Собственно, опыт его предшественника-демократа Чэнь Шуйбяня ценен исключительно тем, что показал на горькой практике: сегодня никакого самостоятельного существования Тайваня уже невозможно себе представить. Фактически Тайвань, как и Япония, как и страны АСЕАН, будет процветать лишь сотрудничая с Китаем – эпицентром экономического развития Азии. При этом флаг, гимн, членство в ООН (которое есть у КНР и нет у Тайваня) – это лишь внешняя форма вещей, пусть очень важная для китайцев по обе стороны пролива. Здесь Пекин и Тайбэй договорились очень легко. Та самая делегация Фонда обмена через пролив без труда вернула положение дел приблизительно к 1949 году: Китай един и неделим, а по вопросу о том, какой режим представляет этот самый единый Китай, Пекин с Тайбэем могут не соглашаться еще сколько угодно, и это никого не беспокоит. Кстати, девятилетний разрыв процесса сближения Тайваня с Китаем был начат вовсе не демократом, а самым настоящим гоминьдановцем Ли Дэнхуэем, то есть старшим братом президента Ма по партии. В 1999 году президент Ли сказал запретные (с точки зрения Пекина) слова: развивать отношения с Китаем как между двумя государствами. Приход вскоре после этого к власти президента из другой партии лишь ускорил начавшийся процесс «суверенизации» острова – процесс, сегодня похороненный. Мир, если присмотреться, полон юридических аномалий. Это Тайвань, Абхазия, Южная Осетия, теперь вот Косово. Тайваньский опыт показывает, что существовать такие аномалии могут и полвека, и еще дольше. Но вот экономических аномалий куда меньше. В частности, даже до нынешнего «возвращения к норме» пекинско-тайваньских отношений бизнесмены острова инвестировали в КНР до 150 миллиардов долларов. Начинался этот процесс как эксперимент, а сейчас ясно, что продолжение его неизбежно. Еще в 80-е годы Тайвань был экономическим чудом, а Китай – экономическим знаком вопроса. Сейчас все наоборот. Тайваньские избиратели жалуются на снижение уровня жизни и экономические проблемы. Китай в этом году зарегистрировал рост промышленности на уровне 16%. Американские инвесторы сегодня предпочитают инвестировать не на Тайвань, а в Китай (причем в высокотехнологичные отрасли), тайваньцы могут надеяться на успех лишь если будут делать то же самое. Поэтому лозунг президента Ма Инцзю – «общий рынок» с Китаем, включая сбыт там тайваньских товаров. В 1996 году, чтобы не допустить избрания неугодного Пекину тайваньского президента, Пекин обстреливал остров ракетами, а США пододвинули к нему поближе авианосец «Нимитц». Сегодня сами тайваньские избиратели понимают, что надо ставить на того, кто сблизит их с Пекином. Это уже другой мир, чем в 90-х годах. Сработает ли эта же механика в случае с Абхазией или Косово – другой вопрос. Ведь все непризнанные государства разные. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции информационного агентства Trend News

ЕС на пути в Сибирь
2008-06-17 09:53 agency@trendaz.com (Trend)

Дмитрий Данилов, зав. отделом европейской безопасности Института Европы Российской Академии Наук – для РИА Новости Предстоящий саммит Россия – ЕС в Ханты-Мансийске, очевидно, назовут историческим: европейские лидеры и российский президент дадут зеленый свет переговорам по новому Соглашению о стратегическом партнерстве (ССП), которые они планируют начать месяцем позже. Россия была готова к этому еще полтора года назад. Сложности возникли у Евросоюза, который никак не мог согласовать мандат на переговоры с Россией. Сначала Польша встала в жесткую оппозицию, когда Россия ввела запрет на импорт польского мяса, не соответствовавшего российским санитарным нормам. Затем, когда наконец-то эта проблема была урегулирована, Литва, к всеобщему удивлению, выдвинула ряд условий для начала переговоров. Москва вполне резонно заняла выжидательную позицию, считая возникшие препятствия внутренним делом ЕС. Теперь, когда Еврокомиссия получила мандат на переговоры, сняв возражения Литвы, Россия и ЕС готовы открыть новую страницу в их партнерстве. Однако понятно, что это отнюдь не снимает ни разногласий по вопросам отношений с Россией внутри ЕС, ни различий в подходах Москвы и Брюсселя по поводу характера и содержания нового Соглашения о стратегическом партнерстве. Переговоры обещают быть довольно сложными, а их перспективы остаются неопределенными. ЕС хотел бы выработать довольно детальный документ, где были бы прописаны не только общие принципы и направления сотрудничества, но также и своего рода программы его развития в различных сферах. Москва считает необходимым добиться того, чтобы новое соглашение не было доработанным переизданием Соглашения о партнерстве и сотрудничестве, действие которого продлено на текущий год. России важно обеспечить новое качество отношений с Евросоюзом, который является для нее приоритетным партнером. Но, в отличие от ЕС, Россия считает, что излишне детальный проект соглашения было бы крайне сложно согласовать в разумные сроки. Главное же - такое соглашение не может быть рассчитано на относительно длительный период, учитывая происходящие и в ЕС, и в самой России структурные преобразования. Москва выступает за подписание компактного соглашения, которое, с одной стороны, учитывало бы новые реалии и было ориентировано на углубленное партнерство, с другой стороны – давало бы сторонам достаточную гибкость в его реализации на практике. Таким образом, за стол переговоров Москва и Брюссель сядут без согласованного видения нового соглашения. Как разрешить эту дилемму, возникшую еще до начала переговоров, остается неясным. Ведь Еврокомиссия неправомочна изменять полученный от стран-членов мандат. Россия же, делающая упор на равноправном сотрудничестве, вряд ли готова отказаться от своего переговорного плана, приняв за основу европейский проект. Компромисс может, вероятно, состоять в дополнении компактного соглашения (по российскому сценарию) приложениями по развитию сотрудничества в конкретных областях (с учетом мандата Еврокомиссии). Но и такой компромисс во многом имел бы технический характер, поскольку ни ЕС, ни Россия до сих пор не определили желательных целей сотрудничества на перспективу. А значит, найти баланс между стремлением к новому качеству отношений и гибким прагматическим сотрудничеством будет совсем не просто. Есть опасность, что стороны в конце концов предпочтут замаскировать сохраняющиеся неопределенности и разногласия, работая не столько над содержанием соглашения, сколько над его формулировками. Яркий образец таких документов, представляющих по существу не контракт, а декларацию о намерениях – это подписанные Россией и Евросоюзом три года назад дорожные карты по созданию общих пространств: экономического, внутренней и внешней безопасности, науки, образования и культуры. Но, с другой стороны, дорожные карты ясно показали, что сотрудничество Россия - ЕС достигли такого этапа, когда для движения вперед уже недостаточно политических заявлений о стратегическом партнерстве – для него необходим новый прочный законодательный и институциональный фундамент. И именно с этим пониманием стороны идут на переговоры по новому соглашению. И именно поэтому вряд ли работа над ним может завершиться быстро. Есть и другие обстоятельства, которые влияют на сроки будущих переговоров. Прежде всего, это процесс присоединения России к ВТО. Для России членство в ВТО задает важную систему координат в экономических отношениях с Евросоюзом. Для обоих партнеров это было бы общей нормативной базой, и переговоры по ССП могли бы вестись по формуле «ВТО+». Или, другими словами, ЕС и Россия могли бы договариваться о том, где и как далеко они готовы в сотрудничестве идти дальше рамок и норм ВТО. Другое обстоятельство – лиссабонский процесс. Лиссабонский договор существенно меняет лицо ЕС, что должно учитывать новое соглашение. Важно и то, что со вступлением в силу Лиссабонского договора новые механизмы функционирования ЕС должны пройти своеобразную обкатку. Поэтому желательно, чтобы ССП было заключено тогда, когда будет больше ясности, как на практике работает институциональная машина ЕС. А теперь возникает еще и дополнительный груз проблем в связи с ирландским «нет» Лиссабонскому договору. Неопределенность внутри ЕС серьезно осложняет выработку модальностей его отношений с Россией, тем более на долгосрочную перспективу. Кроме того, растерянность Евросоюза, необходимость срочного поиска путей из создавшейся кризисной ситуации неизбежно осложнят для него начало переговоров с Москвой. А ведь их динамика во многом зависит именно от начального этапа и, в частности, от председательства Франции, которая вместе с Германией является локомотивом европейской интеграции и сторонником углубления сотрудничества с Россией. В Москве это понимают, и неслучайно президент Медведев свой первый западный визит совершил в Берлин, а премьер Путин посетил Париж. Поэтому, не заглядывая слишком далеко вперед, все же можно предположить, что переговоры продлятся не менее двух лет. И будут они непростыми. Если экономические отношения развиваются довольно динамично, а их развитие, действительно, может стать базой стратегического партнерства, то в других сферах, таких как пространство внутренней и внешней безопасности, масштабы практического сотрудничества явно недостаточны. Для того, чтобы соглашение на деле соответствовало его названию, важно добиться прогресса на всех направлениях, сбалансировать экономическое и политическое партнерство. И пора признать, что Россия и ЕС являются не только стратегическими партнерами, но и конкурентами. Важно, какой будет такая конкуренция. Разрабатывая ССП, есть все возможности обеспечить ее транспарентное развитие по согласованным правилам, на основе признания взаимных интересов. Именно такая конкуренция позволяет избегать жестких столкновений и формировать реальное, а не декларативное стратегическое партнерство двух европейских соседей - России и Европейского союза. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции информационного агентства Trend News


В избранное