Все выпуски  

Международное Информационное агентство "Тренд" 2008-06-23 12:03


Международное Информационное агентство "Тренд"
Рассылка новостей
2008-06-23 12:03

В Баку меня любят, но не приглашают… – народная артистка Азербайджана Тамилла Махмудова
2008-06-23 11:45 agency@trendaz.com (Trend)

Заслуженная артистка России, народная артистка Азербайджана - это далеко не полный перечень званий, которых удостоилась Тамилла Махмудова. Тамилла ханым - пианистка, оставившая ощутимый след в истории музыкальной культуры Советского Союза. Смело можно сказать, что она вписала целую страницу в историю советского фортепианного искусства. На днях Т.Махмудова приехала в Баку из Москвы, где живет долгие годы. TrendLife предлагает своим читателям интервью с этой замечательной пианисткой. - Начнем интервью с типичного вопроса пограничника. Цель вашего визита? - В среду я собираюсь презентовать свою книгу, которая была напечатана в феврале. Этот проект мне удалось осуществить благодаря трем членам диаспоры, за что я им глубоко благодарна. Так получалось, что мне приходилось откликаться на какие-то события, просьбы. Например, после смерти Гара Гараева газета «Советская культура» попросила меня как практически единственного азербайджанского музыканта, жившего тогда в Москве, написать свои воспоминания о нем. И не так давно ко мне обратились с просьбой написать о моем педагоге Якове Заке, о его педагогических принципах. Я не могу сказать, что пишу легко, но и отказывать в таких просьбах тоже не могу. Это мой человеческий долг. Как-то мне сказали, что было бы хорошо издать все мои статьи, ведь все это записи об эпохе, которая уже уходит. Я собрала все свои статьи и очерки разных лет: об Арифе Меликове, Гара Гараеве, Фикрете Амирове, Рауфе Абдуллаеве, моем брате Эмине Сабитоглу, Лютфияре Иманове. А начинается книга со статьи о Шеки, откуда происходит мой род. -Ваш музыкальный род… -Можно сказать и так. Когда мне было два года, меня повезли к дедушке, я там впервые увидела рояль, и это определило мою судьбу навсегда. В 2004-м году я была снова в этом доме и увидела этот рояль спустя семьдесят три года. Я плакала. Он уже не играет, но, по-моему, рояль меня узнал. Вообще непонятно, зачем мой дедушка в 1912 году вез в Шеки, в горы, где семьсот метров над уровнем моря, этот рояль. Но именно это многое предопределило в нашей семье. - Это ваша первая книга? - Думаю, и последняя. Я специально что-то писать не хочу. У меня нет для этого времени, потому что, несмотря на возраст, я продолжаю играть, у меня концерты, занимаюсь педагогической деятельностью. Конечно, можно было бы что-нибудь еще написать, но каждая тема требует обеспечения в швейцарском банке. Посмотрим, что будет дальше. В Москве презентация прошла очень хорошо. Пришли представители консерватории, два проректора, посол Полад Бюльбюльоглу, а также представители интеллигенции нашей диаспоры. Но перед бакинской презентацией я волнуюсь больше. - Потому что свой зритель всегда более требователен? - Может и это. Да и потом, ведь республика дала мне многое. Я народная артистка, имею орден «Шохрат», президентскую стипендию. Я должна быть достойна всех тех наград, которые получила. - О возвращении в Баку не задумывались? - Меня в Баку всегда любили, но никто и никогда не предлагал вернуться и работать здесь. Никто не приглашал быть солисткой филармонии, работать в консерватории. Я не то, чтобы держалась за Москву, нет. Просто люблю свою работу. Я еще училась в аспирантуре, а у меня было полно гастролей - и по Союзу, и за рубежом. Я была в тридцати пяти странах с концертами. В Баку всегда с удовольствием приходили на мои концерты, но никто не спрашивал: «А зачем ты уезжаешь в Москву?». - А как вы думаете, в чем причина этого? - Я не знаю! Потом, когда уже появился Фархад Бадалбейли, стало ясно, что появился пианист, который может быть и солистом филармонии, и профессором консерватории. Есть такие хорошие пианисты как Мурад Адыгезалзаде и Мурад Гусейнов. Но в период, когда я была единственной, мне тоже не поступали никакие предложения. - Не было обиды в душе из-за такого странного отношения? - Я не могу сказать, что это обида, просто печаль. Помню такую детскую присказку: «Я вас люблю и уважаю, беру за хвост и провожаю». Меня в Баку любят и уважают, а когда я уезжаю, берут за хвост и провожают. В то же время меня специально приглашали на правительственные концерты. - Как вы оцениваете уровень сегодняшних азербайджанских пианистов? - Для этого мне надо хотя бы сидеть на каких-то экзаменах, но и на них меня не приглашают. Отдельно я знаю каждого из пианистов: и Фархада знаю хорошо, и Мурад Адыгезалзаде часто играет в Москве. Мурад Гусейнов хорошо играет. Я думаю, что все развивается нормально, счастлива, что все-таки иногда как-то вписываюсь в культурную жизнь Азербайджана. - Когда вы даете концерты за рубежом, включаете произведения азербайджанских композиторов? - Конечно. В начале моей книги есть статья о Гара Абульфазовиче, где я привела программку концерта, которая была составлена полностью из фортепианных произведений Гараева. На том выступлении присутствовал его сын Фарадж, Полад Бюбюльоглу, бывший тогда директором филармонии, жена Шостаковича. Но, к сожалению, мне и тогда никто не сказал, чтобы я повторила тот замечательный концерт в Баку. Сейчас в Баку проходили торжества по случаю юбилея Гараева, но меня в Баку никто не приглашал. Я же не могу сама навязываться, хотя играю Гараева с тринадцати лет. - Я где-то читал, что в одиннадцать лет вы уже занимались репетиторством. - Это было когда папа погиб, мама осталась без работы, и я давала уроки. Одна из девочек расплачивалась не деньгами, а мясом… (смеется). - А как вас, одиннадцатилетнего репетитора, воспринимали? - Нормально. Когда у меня был семидесятилетний юбилей, ко мне подошла седая женщина и говорит: «Ты меня помнишь?». Оказалось, это та самая шестилетняя девочка, которой я преподавала. А еще я занималась с Зарифой ханым Алиевой, мы жили в Крепости и были с ними соседями. Она была меня старше на восемь лет, но под моим руководством немного занималась по классу фортепиано. Я горжусь этим. - Вы были в стольких странах. В некоторых даже именно вы впервые представляли Советский Союз… - Да, была масса интересных впечатлений. В Эмиратах, как вы верно заметили, я была первой артисткой от СССР. У меня есть видеопленка того выступления. Пришла такая роскошная публика, дипломаты, наследный принц. Для того, чтобы концерт был эффектней, параллельно с моей игрой был представлен видеоряд. Когда я играла «Кючяляря су сяпмишам», с экрана извергались реки и водопады. Это было потрясающе… Я всегда на всех гастролях отмечала, что представляю мусульманскую страну Советского Союза. - В прессе много похвальных отзывов, статей, посвященных вам. Когда-нибудь вас критиковали? - Бывало и такое, притом, по делу. В Индии я была два раза, первый раз в составе делегации. Встречались с Неру, Индирой Ганди, а во второй раз были просто концерты. Министерство культуры СССР никогда не знало толком, когда первый концерт. Приедешь, сам разберешься. Летела очень долго и трудно. По-моему, через Ташкент, Кабул. Ночью была задержка, я не спала. Когда меня встретили в Дели в пять вечера по их времени, то сказали, что уже сегодня концерт. А я не репетировала, не отдыхала. Начала концерт нормально, а потом пошло чуть похуже. Ну, я и подумала, кто здесь что понимает. А на следующий день вышла рецензия с обильной порцией критики. Оказывается, на концерте были музыковеды. Такой вот случай… - Вы прекрасно выглядите. Секрет вашей красоты в активном образе жизни? - Ну, ладно... Как я выгляжу? На свой возраст и выгляжу. Моя дочь считает, что мне надо делать косметические операции, подтяжки, но я этого не хочу. Я ведь работаю не лицом, а руками. Как бы ты не выглядела, если ты плохо сыграешь, тебе уже ничего поможет. Москва очень жесткий город. Попробуй не собрать зал… Провал и все. - Вы до сих пор беспокоитесь перед выходом на сцену? - Беспокоюсь, это мягко сказано, просто умираю…


В избранное