Все выпуски  

Международное Информационное агентство "Тренд" 2008-05-07 11:05


Международное Информационное агентство "Тренд"
Рассылка новостей
2008-05-07 11:05

Пока барометр показывает «ясно»
2008-05-07 10:54 agency@trendaz.com (Trend)

Андрей Васильев, политический обозреватель, для РИА Новости 7 мая Дмитрий Медведев принесет присягу в качестве нового главы Российской Федерации. Из «избранного» президента он станет «действующим». Событие, безусловно, важное, однако едва ли его можно считать точкой отсчета политической деятельности бывшего первого вице-премьера в новом статусе. И хотя он сам всю предвыборную кампанию был достаточно скуп на заявления о своем отношении к партиям и сложившейся в России политической конфигурации, но партии и наиболее значимые общественные движения поспешили сформулировать свои позиции по отношению к нему. Получилось, что «действующим» политиком он стал, еще не сделав никаких шагов. Впрочем, возникни в них необходимость, их встретят, скорее всего, вполне доброжелательно. Стрелка политического барометра стоит на отметке «ясно». «Погода» Дмитрию Медведеву, в отличие от начала президентской службы его предшественника, благоприятствует. Прежде всего, у предложившей его кандидатуру «Единой России» большинство не только в Госдуме, но и в обществе. Как информирует Фонд «Общественное мнение», рейтинг единороссов вот уже несколько месяцев держится в границах 52-54%. И их полная поддержка Медведеву обеспечена. Не в последнюю очередь благодаря и тому, что Владимир Путин на последнем съезде «ЕР» был избран председателем партии. Но, с другой стороны, не стоит и переоценивать влияние «Единой России». Появившиеся предположения о формировании партийного правительства и о наметившемся тренде от президентской республики к парламентской – скорее благие пожелания авторов этих прогнозов. Во-первых, Владимир Путин далеко не случайно несколько раз подчеркнул, что в РФ президентская форма правления, а, во-вторых, как показало время, он менее всего склонен при подборе сотрудников руководствоваться их партийной принадлежностью, а не деловыми качествами. Однако «Единая Россия», несомненно, обеспечит Дмитрию Медведеву крепкий политический тыл для запланированных им реформ. Тем более что она с образованием в своем составе дискуссионных клубов (читай – фракций) приняла окончательную форму политической партии, придерживающейся центристской идеологии. Причем, судя по заявлению замсекретаря президиума генсовета «ЕР» Олега Морозова, которое он сделал накануне первомайских праздников, партия намерена занять не только центр и правый фланг политической линейки, но уже резервирует себе места и слева. «Я не исключаю, что социал-демократическая партия когда-нибудь появится из недр «Единой России», - сказал Морозов, а он не относится к числу людей, которые позволяют себе опрометчивые высказывания. В этой ситуации надежды «Справедливой России» на заветное звание «партии № 2» окончательно превращаются в прах. Ее оппозиционность и «третий социализм», который обещал построить Сергей Миронов, пока ничего, кроме иронических улыбок, в среде политологов не вызывают. Их общее мнение выразил председатель совета директоров «Бакстер-групп» Дмитрий Гусев: «Ничего серьезного, на мой взгляд, у них нет и не будет – пока, по крайней мере». В любом случае с 3% сторонников в электорате (данные ФОМ) от «СР» особых помех новому президенту не будет, впрочем, как и ощутимой поддержки. Естественно, не ожидается никакого противодействия и от еще одного «оппозиционера» - ЛДПР. Весь обширный набор громких призывов Владимира Жириновского можно было бы свести к краткому лозунгу «С Кремлем навеки». Так что 7% либеральных демократов надо, наверное, приплюсовать к активам Дмитрия Медведева. О «правых» стоит упомянуть только для порядка. Череда провалов на региональных и федеральных выборах, вызванная разочарованием СПС и «Яблоком», вывели их из числа игроков, оказывающих серьезное влияние на политическую жизнь в стране. Рейтинг «Союза правых сил» не может оторваться от нуля, а «Яблоко» демонстрирует в лучшем случае 1%. Но и их лидеры, столь активно боровшиеся с «режимом», пока не спешат делать какие-либо резкие заявления в адрес Медведева, надеясь на установление если не хороших, то хотя бы конструктивных отношений с новой кремлевской администрацией. Сейчас они взяли тайм-аут до проведения этим летом съездов. Той же тактики придерживаются такие же «нулевые» ДПР и «Гражданская сила». Не говоря уже о том, что последняя выступала инициатором выдвижения Дмитрия Медведева кандидатом в президенты. Остаться в твердой оппозиции власти обещает лишь КПРФ. На этот счет Геннадий Зюганов высказывался неоднократно. Хотя, надо отдать ему должное, дверь при этом он всегда оставлял открытой, давая тем самым понять, что по некоторым вопросам готов пойти на сотрудничество. Вопрос только в одном – будет ли нужен такой временный союзник Дмитрию Медведеву? Все зависит от того, как среагируют россияне на продолжающийся рост цен. Если его не удастся остановить, то коммунисты, умеющие очень неплохо работать с рядовым избирателем, могут к своим нынешним 12% сторонников прибавить немало новых, а, значит, их политический вес увеличится настолько, что с ними придется считаться. И, наконец, несистемная оппозиция, представленная ОГФ, РНДС, запрещенной НБП, ДПНИ и множеством других карликовых партий, союзов и движений. На сегодняшний день она существует по большей части виртуально, никого не представляя и ничего конкретного не предлагая. Даже Ирина Хакамада, когда-то выступившая крестной матерью «Другой России», была вынуждена признать, что «избиратели просто не понимают, что конкретно хочет и может предложить оппозиция». Доминирующее настроение в обществе – «подождем, посмотрим». Рейтинг доверия у Дмитрия Медведева сейчас - 23% (по данным опроса, проведенного Фондом «Общественное мнение» 26-27 апреля 2008 года, участвовало 3000 респондентов в 200 населенных пунктов 63 субъектов РФ). Почти в два раза ниже, чем у Владимира Путина. Но ровно половина россиян внимательно следит за его первыми шагами. И число этих «наблюдателей» по мере приближения инаугурации растет. Причем 37% респондентов, сообщает ФОМ, относятся к Медведеву очень доброжелательно. И теперь только от него зависит, каково через несколько месяцев будет соотношение его сторонников и оппонентов. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции информационного агентства Trend News

Смыл ли циклон конституцию?
2008-05-07 10:55 agency@trendaz.com (Trend)

Дмитрий Косырев, политический обозреватель «РИА Новости» Есть такие страны, которых высшие силы явно и постоянно наказывают – неизвестно за что. Древняя Бирма (сегодня, официально, Мьянма) явно относится к таким заколдованным государствам. Дело в том, что тропический циклон, затопивший важнейшую часть страны (включая крупнейший город Рангун, сегодня – Янгон), случился ровно за неделю до референдума по новой конституции, намеченного на 10 мая. Стихия и политика переплелись. В жертвах от циклонов (синоним – тайфунов) всегда виноваты правительства. Для богатых нет плохой погоды. И это не первый тайфун в этих краях в нынешнем тысячелетии. Любой тропический город пронизан глубокими, как противотанковые рвы, бетонированными канавами для стока воды. Крыши современных домов не снесут даже 190-километровые ветры, которые обрушились в этот раз на юго-запад Бирмы. А вот домики из бамбука, крытые жестью – другое дело. 15 тысяч погибших, полностью уничтоженное электроснабжение крупнейшего города и прочие бедствия – этого бы не случилось в таких масштабах, если бы речь шла о стране с уровнем развития хотя бы как у соседнего Таиланда, тем более – лежащей чуть южнее Малайзии. Бирма – это как замороженный в 50-х или 60-х годах Таиланд, бедная страна с военным режимом, который умело удерживает власть в многонациональном государстве, лишенном демократических традиций – но это все, что режим умеет делать. Правда, он еще переименовал страну, «уточнив», что слово «Бирма» на самом деле следует произносить как «Мьянма». О том, как относится к этому режиму европейская или американская публика, скажем ниже (хотя догадаться нетрудно). А вот соседи Бирмы, тот же Таиланд и прочие государства Юго-Восточной Азии, давно уже подталкивали бирманских военных к постепенным, плавным переменам, хорошо зная, что перемены бывают быстрыми только если речь о тайфунах, с человеческими жертвами и разрушениями. Конституция, предложенная, со скрипом, нынешними властями, могла бы открыть путь из политико-экономического тупика, начав переход от 45 лет бездарного и жесткого военного правления к несколько более разумной системе. Конституция эта не нравится рангунской интеллигенции, которая хотела бы демократии для себя - и всей сразу, но в целом даже местные диссиденты признают, что лучше такая конституция, чем никакой вообще. Да и в целом мировой опыт (Пакистан, Таиланд) показывает, что военные, играющие роль единственного действительно общенационального института, не должны уходить сразу – потому что на их месте сначала ничего не будет, а значит, страна развалится. Как можно провести референдум, если электричества и связи нет, основные дороги перегорожены стволами деревьев, а тракторов или нет, или они не пройдут – вопрос сложный. Еще более сложный вопрос – за что стране такое несчастье. А пока что единственная польза от этого несчастья – что оно лишний раз показало глупость санкций как метода преобразования не нравящихся кому-то режимов. Известно, что обитатели американо-европейского мира живут в сказке, в том числе страшной. Неграмотному большинству требуются злодеи за пределами своей части мира - по штуке на континент. В Африке это, видимо, Зимбабве, на Ближнем Востоке это был Ирак, а сейчас, наверное, Сирия, в Восточной Азии – Северная Корея, в Юго-Восточной Азии это как раз Бирма. Не то чтобы все это были идеальные страны, но есть ведь и другие, иногда не лучше, а главное – что реальное зло в этих странах мало похоже на то зло, которое этим мировым злодеям приписывается. Достаточно посмотреть очередной дешевый голливудский фильм, а потом самому посетить страну, изображенную в нем, чтобы ощутить разницу. Страны-злодеи постоянно используются в политических играх, чтобы дестабилизировать целые регионы, но в случае с Бирмой это не проходит. Потому что она находится в железном кольце друзей, у которых с ней общие границы. Это Китай (уже выделивший на помощь от тайфуна первый миллион долларов), Индия (первой пославшая боевые корабли для оказания помощи), Таиланд. Из географически более далеких - Россия, которая тоже объявила, что поможет пострадавшим. Что оставалось делать, например, США, которые наложили на связи с Бирмой санкции в виде запрета на поставок туда компьютеров, запрета на инвестиции и т.д.? Или Евросоюзу, где действуют похожие запреты? Кстати, военный режим и сам наложил санкции на оказание самому себе западной помощи, заметив сотрудников соответствующих агентств в политической деятельности. И вот сейчас бирманские правители попросили помощи от всех, и США сказали, что окажут ее, а Евросоюз выделил 2 миллиона евро. Тут возникают вопросы о логике происходящего. Экономические санкции – это такая костлявая рука голода. Они направлены на то, чтобы страдали не только правители какой-то страны, а еще и ее население – чтобы у тех и других, попросту говоря, не было денег. Тогда население должно или проголосовать против своих правителей, или – если речь идет о стране типа Бирмы – восстать и поменять их. Но вот тайфун привел к 15 тысячам смертей и отчаянному положению еще минимум 30 тысяч человек. И те, кто держал страну под санкциями, не то что разрешили с ней торговлю, а просто дают даром деньги, чистую воду, рис и многое другое. Притом что ясно, что вина режима в нынешнем положении пострадавших очевидна. Так же как очевидна была вина администрации Буша, не выделившая в свое время денег для предотвращения наводнений в Новом Орлеане (а тут наводнения и случились). В чем же тогда разница? В том, что тайфун уничтожает людей быстро, а санкции душат их медленно? И еще одно: может быть, если бы не санкции, то бирманские власти располагали бы в нынешней ситуации одним лишним генератором, прокопали бы на одну сточную канаву больше, построили хотя бы один поселок из камня вместо бамбуковых хижин? Мнение автора может не совпадать с мнением редакции информационного агентства Trend News

Азербайджанская группа «Шерон» исполнит дуэт
2008-05-07 10:56 agency@trendaz.com (Trend)

Группа «Шерон», руководимая Рустамом Зейналлы, записала новую песню, посвященную региону Азербайджана, под названием «Агсу». Клип на эту песню, музыка которой принадлежит Рустаму Зейналлы, а слова Сарвару Шахбейли, будет снят в Агсу. Съемки начнутся в мае. Причину обращения к такой теме Рустам объяснил TrendLife следующим образом: «У нас есть песни о многих районах, но об Агсу нет ни одной. Автор слов песни Сарвар Шахбейли родом из Агсу. Мы вместе с ним создали эту песню. Пусть эта песня останется жителям Агсу на память от нас». Р.Зейналлы, который в последние месяцы также сочиняет песни, сообщил, что и другие члены группы обладают этим талантом. Рустам Зейналлы также сообщил о проектах группы «Шерон». Среди них дуэт с несколькими певцами, правда, он не назвал конкретных имен, заметив при этом, что исполнитель будет из числа заслуженных.

Индия испытала ракету, которая способна нести ядерный боезаряд на расстояние до трех тысяч километров
2008-05-07 10:57 agency@trendaz.com (Trend)

то уже было третье испытание, на сей раз успешное. Как заявляют индийские военные, данная ракета отвечает региональным оборонным задачам, передает радиостанция Эхо Москвы. Агни-3 будут размещать на железнодорожных платформах, а ее модифицированный вариант – на ядерной подводной лодке, которая будет построена в следующем году. Она, кстати, составит основу индийских ядерных сил сдерживания, сообщает РИА.


В избранное