Все выпуски  

Международное Информационное агентство "Тренд" 2008-02-29 10:15


Международное Информационное агентство "Тренд"
Рассылка новостей
2008-02-29 10:15

Сегодня сто лет со дня рождения азербайджанского тюрколога Хады Мирзазаде
2008-02-29 10:04 agency@trendaz.com (Trend)

Одному из основателей азербайджанского исторического языкознания, человеку, давшему сильнейший толчок развитию всей советской тюркологии, замечательному педагогу, воспитавшему немало прекрасных ученых, Хады Исмаил оглу Мирзазаде сегодня, 29 февраля, исполняется 100 лет. Как известно, 29 февраля бывает только раз в четыре года и именно один из таких годов выпал сейчас в год столетия Хады муаллима. Думаю, это не случайно. TrendLife подготовил специальный материал к юбилею большого ученого, который мы построили на воспоминаниях его детей: народного артиста Азербайджана, известного композитора Хайама Мирзазаде и доцента кафедры языков факультета теологии Чимназ ханум Мирзазаде. - Расскажите, пожалуйста, о работах Хады муаллима. Хайам Мирзазаде. - Мой отец хоть прожил и не так уж много, но сделал немалый вклад в развитие азербайджанского языкознания. До Хады муаллима в исторической лингвистике этой областью мало кто занимался. Основные труды Хады Мирзазаде были посвящены исторической морфологии, синтаксису, языку Физули, азербайджанских писателей и поэтов. Он трудился на благо чистоты и самостоятельности азербайджанского языка. Отец не любил, когда его родной язык смешивали с другими иностранными языками. Чимназ ханум Мирзазаде. - Отец заложил основу многих направлений. Он написал большой труд, посвященный языку Физули, в котором дал развернутый план того, как необходимо изучать язык Физули. Также отец написал работу об азербайджанцах, живших в Ираке и их языке. Хады муаллим был зачинателем в этой области. Впоследствии очень многие ученые обратились к азербайджанскому языку, на котором сейчас разговаривает большое количество людей. То есть я хочу сказать, что во многих областях исторического языкознания Хады муаллим дал как бы толчок, основу, а другие уже разрабатывали эту тему. Все научные работы отца были значимы. Это не я утверждаю, так говорят ученые. Отец постоянно старался дорабатывать свои книги. Ко мне сейчас обратились из Бакинского Государственного университета с предложением переиздать Историческую морфологию азербайджанского языка, изданную в 1962 году. С того времени она разошлась, и отсутствует даже в центральных библиотеках. Необходимо ее переиздать вновь. - Хады муаллим занимался в некоторой степени опасной работой – тюркологией. Его не могли обвинить в пантюркизме, оказывалось ли на него давление? Х.М. – Хады муаллим очень рано ушел из жизни, ему было всего пятьдесят шесть лет. Думаю это оттого, что на него со всех сторон оказывали давление. С одной стороны, память о 1937 годе, когда два его любимых двоюродных брата Али и Мамед Гусейнзаде были в Ленинграде арестованы по доносу некоторых «пролетарских» писателей. Он очень любил братьев, потому что это были достаточно умные и плодотворно работающие в истории и поэзии люди. Кроме того, на отца очень повлияла война, где он был ранен. Каждый день отец ждал, что за ним придут. А однажды он пришел домой очень нервный, сказал, что его вызвали в ЦК к Мир Джафару Багирову. Он всю ночь не спал, утром побрился и пошел в ЦК. Оттуда он пришел совершенно преобразившийся, оказалось, что его посылают в Болгарию открывать в Софийском университете турецкое отделение. Мой папа наряду с другими большими учеными уехал в Софию и преподавал там историю турецкого языка. Он оттуда привез огромное количество рукописей, документов над которыми работал, что очень помогло в его научных трудах. - Хады муаллим прославился не только своей научной, но и преподавательской деятельностью. У него было очень много учеников, многим из которых, говорят, он очень помогал Ч.М. - У отца были очень хорошие студенты. Он относился к ним выборочно, критерием отбора были знания. Они приходили к нам домой работали с отцом. И, действительно, он воспитал немало достойных ученых. Это были его друзья, аспиранты, его студенты, приезжающие к нему из Болгарии. Приходили его же студенты - азербайджанцы, проживавшие в Иране. Он всем старался помочь. Я не могу сказать, что он нам уделял очень много времени. Он все время был в работе. Да и потом у нас было очень много родственников, которые также приходили к нам со своими заботами. Хады муаллим их выслушивал, помогал, как мог. Папа не был богатым человеком, но порой помогал и деньгами. А еще он помогал работой. Притом как. Он преподавал не только в университете, но и в педагогическом техникуме и т.д. Когда он видел, что его могли заменить студенты или родственники, он просто сам уходил со своей работы, предоставляя возможность работать им. Так он поступал, когда работал не только в Баку, но и в Шеки, Нахчыване, Гяндже, Газахе. Х.М. - Для Хады Мирзазаде знания студента были важней достатка его родителей. Именно так он выбирал себе аспирантов. Однажды на одно место было два заявления. Один из претендентов был богатым, а другой - бедным. Отец взял бедного, велев ему целый год изучать арабский и персидский языки. В итоге, из этого аспиранта вышел очень хороший ученый. Одну историю мне рассказал абшеронский поэт Алиага Шакир. Когда он решил поступать в университет, ему сказали, что экзамен будет принимать Хады Мирзазаде. И вот он со страхом вошел в аудиторию, взял билет. В билете были вопросы не по азербайджанской литературе. «Ты знаешь Физули? Тогда прочти несколько строк», - сказал ему отец. Потом он попросил Алиага Шакира еще почитать Физули, после чего поставил ему хорошую оценку и сказал: «Тебе этим надо заниматься, а не тем, что написано в билете». Таких случаев было много. Он помогал своим бедным студентом. Я лично возил в Москву деньги для одного болгарского турка языковеда, специалиста по турецкому языку, у которого не было денег для лечения зубов. Таких случаев было немало. И это несмотря на то, что мы жили очень скромно. - Помогал ли вам Хады муаллим своим добрым именем в учебе, работе? И, вообще, каким он был в жизни? Ч.М. - Мой отец был заведующим кафедрой общей тюркологии, но мы никогда не пользовались именем отца. Когда я сдавала экзамены в университет, то, провожая меня, мама всегда говорила: «Помни, чья ты дочь». Поэтому я хотела всегда быть на высоте. Это относится не только ко мне, но к моему брату и сестре. Мы гордились его именем. Мы как дети Хады муаллима всегда должны были хорошо знать предмет. Он прививал в нас тягу к специальности. У отца был очень интересный круг друзей. Он общался с такими известными учеными как отец и сын Баскаковы, Щербак, Заинчковский, Данилина. Х.М. – Он хотел, чтобы мы все учились музыке. Я учился играть на скрипке, сестры мои учились играть на рояле. Я в итоге стал композитором. Один из моих сыновей тоже учился играть на фортепиано, то по окончанию учебы сказал, что пианистом не будет. В итоге он занялся арабистикой и стал дипломатом. Хады муаллим был человеком умным и смелым. Во время репрессий, когда все уничтожали «опасные» книги, папа не уничтожил ни одной. Он все сохранил, даже вырезки из газет и журналов. Таким образом, я смог прочитать стихи наших репрессированных поэтов: Гусейна Джавида, Микаила Мушвига. Мой отец был одним из немногих людей, присутствовавших на похоронах Гейдара Гусейнова, которого называли врагом народа и довели до самоубийства. Моего отца знали во всех районах, где проводил занятия летом для заочников. В свои поездки он брал и меня. Нет уголка в Азербайджане, где он не работал. Ведь жить на одну зарплату университетского педагога было очень трудно. Надо было летом подрабатывать. Но он зарабатывал деньги не взятками, а трудом. Отец меня всегда брал на все интересные научные выступления и доклады. Так я слышал множество докладов академиков Бертельса, Маковельского, Рафили и других. Он думал, что если из меня не получится музыкант, не говоря уже о композиторе, то я смогу быть хорошим педагогом. Общался он и с Караевым. Однажды, когда папа уезжал в Болгарию, они встретились, и папа сказал: «Мой сын хотел попасть к вам, но его не взяли». Тогда Караев велел мне зайти к нему, и принял к себе на курс в середине учебного года. Думаю, это лучшее, что мог мне подарить мой отец – возможность учиться именно у Кара Караева. Хады муаллим верил в будущее азербайджанского языка, своего народа. Жаль, что он не дожил до наших дней. Он ждал это время.

Заслуженный артист Азербайджана Балоглан Ашрафов даст бесплатный концерт
2008-02-29 10:14 agency@trendaz.com (Trend)

Однако не в Баку, а в Масаллинском районе, где он родился и вырос. В беседе с корреспондентом TrendLife заслуженный артист не скрыл, что хочет обрадовать своих соотечественников в преддверии Новруз Байрамы: «В прошлом году после операции я дал большой концерт на сцене Зеленого театра. Сейчас же подошло время обещанного мною второго концерта. При организации Исполнительной власти Масаллинского района 18 марта во дворце, расположенном в райцентре, я дам концерт. Отмечу, что вход будет бесплатным. Если погодные условия позволят, мы планируем провести этот концерт под открытым небом. Так что, пусть жители Масалинского района ждут меня».


В избранное